В регионе реально более 10 тысяч ВИЧ-инфицированных

0

Цифры по ВИЧ-инфицированным жителям нашего региона, которыми сегодня располагают местные инфекционисты и эпидемиологи, лишь вершина айсберга. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), на одного выявленного носителя вируса приходится 10 невыявленных. Ко Всемирному дню борьбы со СПИДом, который отмечался 1 декабря, «Кур'ер» при помощи медслужб региона попытался представить реальную ситуацию по ВИЧ-инфицированным.

ВИЧ языком статистики

СОЛИГОРСК. Грустным лидером по числу ВИЧ-инфицированных является Солигорск. По данным отдела эпидемиологии ГУ «Солигорский зональный центр гигиены и эпидемиологии», на сегодняшний день в Солигорском районе выявлено 869 ВИЧ-инфицированных граждан, то есть тех, которые официально состоят на учёте (786 — городские жители, 83 — сельские).
Воспользовавшись методом подсчёта ВОЗ, получаем реальное количество солигорских ВИЧ-инфицированных: 8 690 человек. Это каждый шестнадцатый житель Солигорщины.
Солигорские медики бьют тревогу и по другой проблеме, возникшей из-за СПИДа. На сегодняшний день в Солигорске 128 детей рождённы ВИЧ-инфицированными матерями. Избежать внутриутробного заражения ребёнка удаётся не всегда.

КОПЫЛЬ. По данным Копыльского районного центра гигиены, на данный момент в районе зарегистрировано 18 ВИЧ-инфицированных копыльчан, то есть реальное количество носителей вируса на Копыльщине — 180 человек.
В текущем году копыльские медики выявили и поставили на учёт ВИЧ-инфицированного 65-летнего мужчину, который приобрёл страшный диагноз после любовной связи с 34-летней копыльчанкой. По данным эпидемиологического расследования, женщина, уже состоящая на аналогичном учёте, жила активной половой жизнью и явилась источником заражения ещё двоих мужчин.

Реклама

СТАРЫЕ ДОРОГИ. В текущем году стародорожские эпидемиологи выявили троих ВИЧ-инфицированных граждан. Теперь на учёте в местном медучреждении состоят 10 стародорожан с диагнозом «ВИЧ-инфекция» из них 6 городских жителей и 4 сельских.
Реальное количество носителей ВИЧ на Стародорожчине, согласно методу подсчёта ВОЗ, составляет 100 человек.

ЛЮБАНЬ. По данным любанских медиков, сегодня статус «ВИЧ-инфицированный» имеют 25 любанчан (16 женщин и 9 мужчин). Примечательно, что в этой грустной статистике лидируют сельчане: 21 ВИЧ-инфицированный проживает в районе.
Реальное количество носителей ВИЧ на Любанщине составляет 250 человек.

СЛУЦК. На учёте инфекционистов сегодня состоит 131 ВИЧ-инфицированный случчанин (91 городской житель и 40 — сельских). Реальное количество носителей ВИЧ-инфекции — более 1300 человек.
По данным специалистов инфекционного отделения Слуцкой ЦРБ, 55 случчан, состоящих на учёте, заразились ВИЧ-инфекцией путём внутривенного введения наркотических веществ, 76 человек заразились половым путём.
С начала года медики выявили 14 новых носителей ВИЧ.

Каждые 6 секунд в мире один человек заражается ВИЧ, каждые 11 секунд на планете от СПИДа умирает один человек… В настоящее время 42 миллиона человек во всём мире живут с ВИЧ, среди них 11 476 наших соотечественников. Согласно статистике, один ВИЧ-инфицированный заражает в течение года в среднем двух человек.

СПИДУ НЕТ! Воспитанники Солигорского центра детского творчества, наравне со взрослыми, посредством рисунков включаются в борьбу против СПИДа. Фото: Владимир Амельченя
СПИДУ НЕТ! Воспитанники Солигорского центра детского творчества, наравне со взрослыми, посредством рисунков включаются в борьбу против СПИДа. Фото: Владимир Амельченя

Количество ВИЧ-инфицированных сельчан и заразившихся половым путём растёт

Как отмечают медики, в последнее время заражение ВИЧ-инфекцией происходит чаще всего не при употреблении наркотических веществ инъекционно, а половым путём.
По мнению Натальи Сапожниковой, заведующей инфекционным отделением Слуцкой ЦРБ, такое перераспределение произошло потому, что в крупных городах, например, таких как Солигорск и Слуцк, на базах различных служб открылись кабинеты по обмену использованных шприцов. «Если наркозависимые горожане активно пользуются такой возможностью, то в деревнях таких пунктов обмена нет, — говорит собеседница. — Поэтому всё у большего количества сельчан выявляется ВИЧ-инфекция. Меня, как врача-инфекциониста, эта проблема беспокоит. Волнует меня то, что всё чаще ВИЧ выявляется у людей, не принимающих наркотики. Всё больше наших подучётных заражаются половым путём».

О ПЕРВОМ СЛУЦКОМ НОСИТЕЛЕ ВИЧ. По словам Натальи Сапожниковой, она хорошо помнит первого слуцкого ВИЧ-инфицированного и знает о его дальнейшей судьбе.
«Более 15-ти лет назад в наше отделение попал первый ВИЧ-инфицированный, — вспоминает собеседница. — Это был 14-летний подросток-наркоман из Весеи. Его организм был настолько разрушен наркотиками и ВИЧ, что на мальчика было страшно смотреть. Как он рассказывал, посадили его на иглу азербайджанцы, приехавшие в Слуцк на заработки. После лечения у нас парень попал в реабилитационный центр, прошёл там курс реабилитации.
Теперь молодому человеку уже 29 лет. Он живёт в Минске, занимается бизнесом, женат, имеет трёхлетнего ребёнка. Вы бы его видели: красавец-мужчина! Жена знает о его диагнозе и ведёт вместе с ним правильный образ жизни. Когда он приезжает в Слуцк, всегда заходит к нам в отделение — поздороваться и пообщаться.
Конечно, болезнь никуда не ушла, но человек нашёл в себе силы отказаться от наркотиков и заняться собственным здоровьем. Парень регулярно ложится в клиники, проходит поддерживающий курс и живёт полной жизнью. Так что ВИЧ — это ещё не приговор. Потому что проблема не в болезни, а в отношении к ней больного».
Лечения ВИЧ-инфекции и СПИДа нет, — говорят медики. Препараты, которые получают ВИЧ-инфицированные, воздействуют на размножение вируса и задерживают его развитие в организме, чем снижают вирусную нагрузку. Вирус остаётся, но течение болезни замедляется, улучшается качество жизни пациента. Оттянуть последнюю стадию ВИЧ — СПИД можно на долгие годы.

ЕСЛИ БЫ МОЖНО БЫЛО ВСЁ ВЕРНУТЬ НАЗАД. Так говорят практически все пациенты инфекционного отделения, которым поставлен диагноз «ВИЧ-инфекция».
По словам Натальи Сапожниковой, очень большую роль в реабилитации ВИЧ-больных играют семьи. «Ведь жёны, мужья, родители, дети по-разному реагируют, узнав диагноз своих родственников, — отмечает она. — Чаще всего носители инфекции остаются один на один со своей проблемой, и это для них страшнее всего».
«Сами люди по-разному относятся к своей болезни. Одни, мы их называем СПИД-террористами, умышленно распространяют инфекцию половым путём. Мол, если я болен, то и другие пусть болеют, — рассказывает Наталья Сапожникова. — Другие инфицированные наоборот: предупредят и стоматолога, и иного врача, что у него ВИЧ».

Сидя на игле я знал, что рано или поздно у меня обнаружат ВИЧ

В большинстве случаев причины, приведшие человека в бездну с названием «ВИЧ-инфекция», связаны с его неправильным выбором. Такой выбор 18 лет назад сделал и случчанин Виктор (имя изменено по этическим соображением). В 22 года он попробовал наркотики, а в 32 узнал, что у него ВИЧ. Сейчас Виктору 40 лет. У него ни семьи, ни работу, ни будущего. Но он вполне бодр духом и согласился ответить на вопросы корреспондента «Кур'ера».
— Как вы узнали, что у вас ВИЧ?
— Лет восемь назад я стал часто простужаться. Однажды у меня долгое время держалась температура, чувствовал себя отвратительно. Пришёл в больницу. Меня положили на обследование. Сдал анализы. Потом пришли врачи и сообщили, что у меня ВИЧ-инфекция.
— Какая первая реакция у вас была?
— В принципе воспринял спокойно. Десять лет сидел на игле. Этим рано или поздно должно было кончиться. Тогда в газетах и по телевидению уже вовсю говорили о СПИДе. Так что я не удивился, узнав свой диагноз.
Я ведь даже узнав про свой диагноз ещё полтора года кололся. Потом была тюрьма. Выйдя на свободу, решил — не буду даже начинать. И не начал!
— Как отреагировали ваши родные, узнав о диагнозе?
— По сей день о том, что у меня ВИЧ знает только один человек. Знал ещё друг, но он умер. От аналогичного диагноза плюс ещё туберкулёз.
Может, кто-то и догадывается, что у меня проблемы со здоровьем, но в лицо не спрашивают, а я и не говорю.
— Самочувствие часто подводит?
— Как только начинаю себя чувствовать плохо (ночные боли, бессонница, общая слабость), я ложусь в больницу.
Хотя в первые годы жизни с ВИЧ я вообще не чувствовал никаких отклонений. Жил себе и жил, никаого дискомфорта по началу ВИЧ не доставляет. Потом всё становится значительно хуже.
Я уверен, что очень много людей даже не догадываются о том, что больны. Живут себе и думают, что у них всё в порядке. Но это пока молодые, пока иммунитет ещё борется.
— А на что вы живёте? Работа есть?
— Кому нужен такой работник, который месяцами лежит в больнице? Да и с самой работой проблема — тяжёлого поднимать нельзя, в ночные смены работать нельзя и т. д.
Выжить помогают родственники и свой огород в деревне.
— С бывшими друзьями-товарищами общаетесь?
— Тех друзей, с которыми сидел на игле, практически уже всех нет в живых. За исключением нескольких человек, которые соскочили с иглы вовремя. Многих уже нет на этом свете.
Сейчас жутко вспоминать те годы на игле. У нас даже понятия не было про одноразовые шприцы или стерилизация игол. Сполоснул холодной водой, да хоть из лужи, и вперёд — колоться по кругу.
Мне иногда кажется, что я даже знаю, когда и в какой момент в меня попал этот вирус. Очень часто прокручивал в памяти тот эпизод.
— Скоро Новый год. Какое желание загадаете под бой курантов?
— В будущее я не заглядываю, живу одним днём: прожил день и хорошо. Кто его знает, сколько мне отведено: может 10 лет, а может полгода. К чему эти фантазии?
— О чём-нибудь сожалеете?
— сожалею об одном: что остался один, без семьи. Всё остальное я заслужил.
- Может хотите что-либо сказать от себя?
— К молодёжи хочу обратиться. Не верьте тем, кто говорит, что нельзя бросить наркотики. Можно и нужно! В любой момент повернуть в другую сторону, чтобы не было слишком поздно.

Мы приближаем свою гибель

Случчанки Анна и Татьяна (имена изменены — Прим. автора) также согласились пообщаться с корреспондентом «Кур'ера». Интервью с ними получилось не столь внятным, как с Виктором. Потому что женщины, даже узнав о ВИЧ-инфекции в своём организме, не перестали употреблять наркотики и на интервью пришли, как говорится, «под кайфом».
Мы познакомились, поболтали. Когда я шла на встречу с этими женщинами, знала, что одна из них в прошлом завоёвывала титул «Мисс Слуцк». Кто же из них? — думала я. — Татьяна или Анна?
Как рассказала Татьяна, употреблять наркотики она начала в 15 лет. Вся молодость прошла в наркотическом дурмане. Сейчас ей 30. У неё двое детей (сыну — 13 лет, дочери 6 лет), которыми Татьяна очень гордится. Муж вместе с ней «сидит на игле», но всё-таки время от времени работает, потому что, как говорит женщина, он мастер на все руки.
«Когда я узнала, что у меня ВИЧ, я была шокирована, — рассказывает Татьяна. — В 2006 году это было. Дочери тогда только два годика исполнилось. Мне позвонили из поликлиники и сказали: „Подойдите, пожалуйста, к нам, у вас тут проблемы с анализами“. Я почему-то сразу поняла, что это связано с ВИЧ. Потому что на тот момент уже многим моим знакомым и друзьям был поставлен этот диагноз».
Как говорит Татьяна, если бы вернуть время назад, никогда бы не попробовала наркотики. Но время не вернёшь. «Если бы у слуцких накроманов была возможность, как у солигорских, пройти метадоновую программу, я бы обязательно попыталась „спрыгнуть“, — мечтает Татьяна. — Вся жизнь проходит в поисках наркотиков. Дети растут, их жалко».

До встречи с Анной я, честно говоря, думала, что наркоманы трудиться на предприятиях не могут физически — в силу зависимости. Но только не Анна.
«Воровать я не пойду, — говорит она. — Работаю и буду работать. Очень боюсь: вдруг узнают, что у меня ВИЧ и попросят „по собственному желанию“. Но пока никаких нареканий нет, говорят, что я незаменимый работник. По работе у меня нет контактов с кровью, в общем, я технический работник, и опасности для людей не представляю».
Анна узнала о своём заболевании в 2004 году, хотя подозрения на ВИЧ у врачей появились ещё раньше, но анализы были отрицательными. «Когда мне всё-таки установили этот диагноз, я думала с ума сойду, повешусь, — вспоминает Анна. — Потом подумала, что люди ведь живут с этим. Мать поддержала меня. Так и выжила».
По словам Анны, она очень переживает, что не может бросить наркотики. «Люди с ВИЧ могут жить очень долго, если ведут правильный образ жизни. Я же приближаю свою погибель с каждой дозой. Пробовала бросать „на сухую“ (то есть, самостоятельно — Прим. автора), не получилось, — рассказывает Анна. — Во-первых, нужно было ходить на работу, а какая работа во время ломок. Во-вторых, большую роль играет окружение: чтобы бросать, наверное, нужно из этого города уехать, чтоб не было соблазнов… Я очень хочу бросить наркотики, ребёнка хочу родить… Жить очень хочется…».

Вот такой разговор у нас получился. Уже после мне рассказали, кто из этих женщин завоёвывала титул «Мисс Слуцк». Я не угадала…

Жанна Авдеева

Мы спросили у людей

Стали бы вы обслуживать человека, если бы знали, что он ВИЧ-инфицирован? Этот вопрос корреспонденты «ІК» задали людям, которые заняты в сфере обслуживания и медицине.

Ольга, косметолог (Слуцк):
— Да, ведь он тоже человек, и нельзя его отвергать из-за того, что он ВИЧ-инфицирован. Просто я бы приняла все меры осторожности, обслуживая его, и, конечно же, сделала бы вид, что не знаю о его диагнозе.

Сергей, стоматолог (Солигорск):
— Врачи обязаны обслуживать всех пациентов. Сейчас каждый доктор рассматривает больного как возможного носителя ВИЧ-инфекции, поэтому для нас особенно важна аккуратность и использование индивидуальных средств защиты.

Алла, парикмахер (Слуцк):
— Конечно, не хотелось бы обидеть человека, но, наверное, я бы предложила ему воздержаться, потому что не хочется подвергать опасности себя и клиентов. И ещё, наверное, я бы сразу проконсультировалась у врача, так как таких клиентов у меня ещё не было.

Валентина, массажист (Солигорск):
— Я бы обслужила такого клиента, соблюдая меры предосторожности. Если бы у меня на руках были порезы или ранки, то я попросила бы такого человека прийти неделей позже или использовала бы для массажа технические средства.

Анна, официант (Слуцк):
— Без сомнений, да. Ведь он ВИЧ-инфицирован, и я не могу заразиться от того, что обслужу его. И отвергать таких людей считаю неприличным. Наоборот, мы должны сделать всё возможное, чтобы человек не чувствовал себя изгоем общества.

Елена, специалист по маникюру (Солигорск):
— К ВИЧ-инфицированному клиенту я бы отнеслась, как и к любому другому. При работе всё обрабатывается полидезом и спиртом, что снижает риск заражения. Однако, по технике безопасности, нам нельзя обслуживать больных ВИЧ-инфекцией.

Опрашивали Наталия Жаврид, Виктория Михалкович

Официально о СПИДе

Заболевание было впервые обнаружено в 1981 году в США. Врачей обеспокоило резкое возрастание пневмонии у молодых людей, вызванной микроорганизмом, который обычно не вызывает воспалительных процессов.
Путем тщательных анализов американские исследователи определили существование неизвестного доселе синдрома, который в 1982 году получил название Aquired Immune Deficience Syndrom (AIDS) — синдром приобретенного иммунодефицита (СПИД).
В 1987 году Всемирная организация здравоохранения приняла его единое название — «вирус иммунодефицита человека» (ВИЧ). Были установлены и пути заражения ВИЧ: половой, который является доминирующим, при внутривенном введении наркотиков и передача ВИЧ от инфицированной матери ребенку.
Бурный рост инфицированности ВИЧ начался с 1995 года. Медики и учёные пока что не нашли способ полностью вылечить болезнь. Сегодня в мире применяется более 10 препаратов, позволяющих только улучшить самочувствие больных ВИЧ-инфекцией и немного продлить им жизнь.

Фото: Владимир Амельченя

Фото: Владимир Амельченя

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии