Мы в Африке, хуенах! Поездка в Порт-Элизабет

0

Ночью с 14-го на 15-е в Йоханнесбурге ударили морозы. Хуеморе («доброе утро» — на языке «африкаанс») оказалось не такое уж доброе. С машины пришлось отдирать сантиметровый слой инея.

Вот тебе и Африка, япона мама. Свитер у нас был один на троих. Пришлось отдать тому, кому он был наиболее необходим — Марату. Ему предстояло снимать игру Бразилия — Северная Корея. Выехали в Йоханнесбург, стуча зубами о панель приборов.

Zyrnalisti

Реклама

Хижина дяди Тома

Дико холодно было и в медиа-центре стадиона. Возле единственного кондиционера то и дело собирались толпы папарацци, желающие погреть все свои члены. Лучше всего к такой погоде оказались приспособленными местные волонтеры, заранее припасшие тёплые шапки и перчатки.

В окрестностях арены в это время шла бойкая торговля всем, чем можно было утеплиться хотя бы на время. Решили ничего не покупать из принципа — русские не мерзнут и не сдаются. До самой игры оставалось ещё около часа, и мы все же решили зайти в одну из «хижин дяди Тома», где жила обычная чернокожая семейка.

Всё семейство сидело на веранде вокруг костра и грелось. Увидев нас, его мужская часть выдвинулось нам навстречу. По их виду было понятно, что «Ласкава запрашаем» мы от них не услышим. Разрешили сделать пару фотографий только после того, как узнали, что мы из России (я очень сомневаюсь, что они вообще знают о том, что такая страна есть) и этих фото в ЮАР никто не увидит. Женщины и дети наоборот позировали с удовольствием, а Марату даже разрешили взять на руки маленького негритёнка.

Пока снимали женщин и детей, мужчины не очень довольно переговаривались за нашей спиной. Уловив недоброжелательное настроение, мы покинули жилище аборигенов.

А бразильцы у северокорейцев выиграли. На трибунах сидела небольшая группка типа фанатов из страны торжествующих идей чучхе, которые делали всё по команде главного — от кричалок, до хлопков в ладоши. Корейского не знаем, но, наверное, кричали что-то вроде «Ким Чен Ир, Ким Чен Ир самый лучший из бразил».

В отель возвращались, превышая скорость. Хотелось пораньше лечь спать, поскольку завтра предстояла поездка в Порт-Элизабет. Нас ждала дорога длинною в 1100 километров.

Koster

Marat

Дорога к Индийскому океану

Выехали ровно в 8.00. Признаемся что, по пути очень хотели увидеть бегущие стада бизонов, мирно пасущихся слонов и лениво купающихся бегемотов. Ничего этого мы не увидели, и нашему разочарованию не было предела. Практически на всём протяжении дороги справа и слева от неё на огороженных участках мирно паслись исключительно бурёнки и овечки. Да ещё в одном месте нам попалась страусиная ферма. И больше ничего. Пришлось любоваться горными пейзажами и иногда встречающимися кактусовыми полями.

На всю дорогу ушло 11 часов. Первые 400 км ехали по автобану (разгонялись до 180 км в час), затем дорога резко ухудшилась. На отдельных участках движение вообще было только в одну сторону. На таких участках круглосуточно дежурили люди в спецодежде, пропускающие колонны машин то в одном, то в другом направлении с интервалом в двадцать минут. На всём протяжении дороги проехали не более чем через три-четыре населённых пункта и форсировали реку Оранжевая.

Где-то за 200 км до Порт-Элизабет на нашем пути возник небольшой городок. Заехали в местный магазинчик. Оказалось, что жители этого городка общаются в основном на немецком языке и ведут очень пуританский образ жизни. К примеру, спиртные напитки там продаются только с 9 до 12 дня исключительно по рабочим дням. Причём самые крепкие не превышали 17 градусов. Взяли местной копчёной колбаски (типа нашей охотничьей). Оказалась очень даже съедобной.

Километров за 150 въехали в горы и пересекли небольшой перевал. Порт-Элизабет горел огнями прямо перед нами, хотя до него ещё было 80 километров езды. Долго и медленно спускались по серпантину. Километров за 20 до цели салон заполнил необычный запах. Это был запах Индийского океана. Мы у цели.

Утро следующего дня посвятили изучению окрестностей. Оказалось, что почти вся береговая линия усеяна отелями. В отличие от Йоханнесбурга, белые здесь абсолютно не боятся ходить пешком. В летнее время, как нам рассказали, здесь кипит очень бурная курортная жизнь. Ну, а сейчас город наводнили тысячи немецких и сербских болельщиков. Очень быстро мы нашли и отели, где собирались квартироваться команды. Решили разделиться на две группы. Мы с Маратом заняли позицию возле отеля с сербской сборной, а Саша расположился недалеко от отеля «бундестим».

Русско-английский хот-дог

Без приключений не обошлось. Спустя некоторое время к нему подъехала полицейская машина, откуда вышел белый полицейский и начал задавать вопросы. Далее приведу беседу практически дословно.
Полицейский: Добрый вечер (по-английски).
Саша: Добрый вечер (по-русски).
Полицейский: Что вы тут делаете? (по-английски).
Саша: Нет проблем, я жду своих друзей, они скоро будут и меня заберут (по-русски)
Полицейский: Отель это частная территория и здесь не желательно фотографировать (по-английски).
Саша: Да, да. Всего 10 минут, и мои друзья меня заберут, они уже едут.
Полицейский: Будьте осторожны, в такое позднее время опасно находиться на улице с такой дорогой фотоаппаратурой.
Саша: Хорошо, хорошо. Нет проблем, я скоро уеду.
Вот такой, вроде бы обычный разговор, если не считать того, что Саша, английский знал плохо, а если уж быть откровенным до конца, не знал вообще. Ну, а познания полицейского в русском были и того меньше.

Короче говоря, когда местные пинкертоны подъехали к Александру в пятый раз, их терпение кончилось. Ещё бы чуть-чуть и он бы писал объяснительную в одном из полицейских участков, однако этого не произошло. Саша достал телефон, набрал номер Марата и передал трубку полицейскому. Естественно мы (уже по-английски) подтвердили, что мы действительно его друзья, и мы действительно за ним уже едем (на тот момент это было уже правдой).

Через пять минут мы были на месте. Полицейский ещё раз прочитал нам (на этот раз всем троим) лекцию о частной собственности. В ответ мы поклялись, что впредь это больше никогда не повторится. Мы не соврали, поскольку Порт-Элизабет не значился в наших дальнейших планах до конца чемпионата мира.

Поужинали поздним вечером местными хот-догами. Среди пяти-шести наименований значился и хот-дог по-русски. Чувство патриотизма взыграло и в этот раз. Однако африканский хот-дог по-русски оказался гораздо вкуснее. В отличие от наших их сосиски оказались раза в два длиннее и в них мяса оказалось раза в три больше, чем в наших.

Бафана-Бафана? I love You

Утром следующего дня собрали вещи и сразу выдвинулись к стадиону. Прогнозировали убедительную победу немцев, а в итоге сербы преподнесли сенсацию. Уже после игры наблюдали любопытную картину. Один из немецких болельщиков, явно перебравший спиртного ещё до матча, видимо с расстройства, решил усугубить ситуацию и во время его. Сказать, что он был пьян — это, значит, не сказать ничего. Он был просто дрова, но ему пока удавалось держаться на ногах. Вот в таком никаком состоянии он был замечен двумя чернокожими девушками-полицейскими.

Нет, они не стали его задерживать и отвозить в вытрезвитель. Они препроводили его под руки до мужского туалета и ожидали его там, пока немец не проблевался и не пришел хоть немного в себя. Чуть позже подошла и третья девушка-полицейский. Мутным взглядом немец посмотрел на нее и спросил: «Бафана-Бафана?». Народ, наблюдавший всю эту картину, покатывался от смеха, но немец не унимался. «I love You», — сказал он и посмотрел сразу на всех. Тут уж от смеха не удержались и сами блюстительницы порядка. Чуть позже подошел полицейский белый, взял немца под руку и повёл его к его друзьям. Немец всё же смог набрать их телефонный номер и выйти на связь.

Руни не было, были бабуины

Сразу после матча выехали обратно в Йоханнесбург. На этот раз предстояла ночная дорога, поскольку утром хотели успеть в Сан-Сити. Это своего рода местный Лас-Вегас, где обычно отдыхают все приезжие. Надеялись, что сборные Англии и Аргентины, у которых на этот день намечался выходной, проведут своё свободной время там.

Обратная дорога также заняла 11 часов. Четыре часа ещё успели поспать в отеле, после чего выдвинулись в Сан Сити. Увы, ни одна, ни другая команда там не появилась. На том месте, где неделю назад Руни играл в гольф, мы увидели только стадо бабуинов.

Впереди гордо шествовал вожак, а за ним, не спеша, двигались бабуинихи и бабуинята. На местных табличках, кстати, прочитали — «Обезьян и бабуинов не кормить». Оказывается, бабуины у них даже за обезьян не считаются, а почитаются как чуть ли не святые существа.

Сергей Гончаренко

Ранее

Мы в Африке, хуенах!

Мы в Африке, хуенах! Позади восемь дней пребывания

http://community.life.ru/blogs/

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии