Живые лепестки роз

1

Обычный городской маршрутный автобус-работяга почти всегда переполненный. Однако в это субботнее предвечерье он был полупустой. Ехали молодица с мальчиком лет семи-восьми, подполковник, уткнувшись носом в газету, сидевший за спиной пожилой женщины, через проход возвышался спортивного вида детина — аж всхлипывали под ним пружины сидения.

Ещё тряслись в разных местах салона несколько неопределённого облика пассажиров. На остановке вскочила вся в белом, словно невеста, вся праздничная с красными розами девушка. Можно было её принять за студентку, а можно — и за учительницу-первогодку. Мне подумалось, спешила на какое-то важное празднество. Стала бочком у окна, опёрлась на поручень, прижала осторожно к груди букетик.

Пассажиры не выходили, а, наоборот, на одной из остановок, бесцеремонно ввалились два обросших парня. В салоне автобуса сразу пополз водочный и сигаретно-дымный запах. Вперемежку со словами иногда путались грязные ругательства. По автобусу прошёл холодок напряжённого ожидания чего-то неприятного, когда от таких вот спутников-пассажиров можно ждать всяких неожиданностей, всякого такого, чего и сам не знаешь.

Реклама

Сверху в окна били оранжевые лучи заходящего солнца. Они высвечивали чарующе тонкий, красивый, привлекательный профиль девушки.
Вдруг установилась тишина, мёртвая, гнетущая. Смолкли парни, ошалело уставились на цветы, на молодую девушку. Надвинулись разом на неё, заслонили своими спинами.
— Гы-го-гы, — задёргался первый.
— О-ты, гы-гу, — захлипываясь подхватил другой.
— Какая красуля с розами, гляди ты? — сказал один.
— И одна, — добавил другой. — И куда-то спешит. Нет, одной нельзя спешить.
— Просто очень опасно одной спешить, — поддержал первый. — Я кумекаю, что тут должен быть телохранитель.
— Обязательно… Го-гу! Охранник тела? — аж задохнулся смехом другой. — Предлагаю свои услуги. На спонсорских началах.
— А почему только твои? — разозлился первый.
— Ладно — наши… Двоих услуги. Ха-ха. Выдержит … телохранителей.
Девушка сказала что-то резкое, но дебоширы не обратили даже внимания. Продолжали гоготать, пересыпая смех непристойностями. Она пыталась отойти, но не смогла этого сделать: перед ней дыбились хулиганы.

Слышалось тяжёлое, прерывистое дыхание девушки. И можно было лишь удивляться, чего стоит ей сдержанность, как горько и обидно выносить пошлые издевательства пьяных подонков.
— Может, ребята, отстанете? Займётесь своим делом? — сказал мужчина.
— Гляди ты, какое у нас дело? Ха-ха…
— И правда, чего пристали к девушке? — заступилась женщина с ребёнком на коленях. — Едет себе и едет. А вы себе.
— Помолчала бы, — огрызнулся один из двух. — Сопи себе в две дырки и молчи.

В воздухе закружились, полетели на рубчатый пол тёмно-красные лепестки. Мерзавцы выщипывали их из роз. Они чуть отступили от девушки и в просвете было видно, как девушка беззвучно плачет — катятся, катятся горошинами с прижмуренных глаз по щекам слёзы. И снова не выдержала женщина: «Это что же вытворяете ироды?»

Мальчик прошлёпал до того места, где стояли парни и девушка. Он опустился на корточки и начал собирать всё ещё живые в своей красной плоти лепестки. Парни притихли вдруг, как-то молча, как-то растерянно поглядывая на его быстрые и уверенные движения. Мальчик насобирал пригоршню лепестков и решительно протянул свои маленькие ручки к девушке.

В салоне автобуса снова пророкотало: «Ха-ха-го!» И угасло в настороженном, наэлектризованном воздухе. Ойкнула встревожено, вскочила мать мальчика, побежала к сыну. Однако её опередили военный и спортсмен. Буквально через минуту хулиганов-мерзавцев, в синяках сдали на следующей остановке патрульной милицейской машине. Заплаканная девушка прижимала к груди растерзанный — одни стебли остались — букетик и мальчика.
Малыш-храбрец поглядывал на взрослых внимательно и строго. Как настоящий мужичок-мужчина. В руке его, пронизанные лучами, искрились красные лепестки.

Михаил Масюк

1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
alex_against
alex_against
28 мая 2010 20:24

Графомания…