Иранские будни сержанта Ермолинского

0

Среди ветеранов и участников Великой Отечественной войны, живущих на Случчине, есть те, кто не участвовал непосредственно в боевых действиях, а по воле обстоятельств нёс службу за границей. Заграница эта — Иран, где в 1943 году прошла знаменитая Тегеранская конференция с участием лидеров «большой тройки» Сталина, Рузвельта и Черчилля. Наш собеседник — Николай Семёнович Ярмолинский, житель деревни Шаловичи. Он рассказал о пяти годах службы в Иране в качестве солдата батальона связи. Николаю Семёновичу сейчас идёт девяностый год, но он прекрасно помнит события, разворачивавшиеся тогда в этой азиатской стране.

Путь в солдаты

Мои детство и юность прошли в деревне Невязцы Слуцкого района. Судьба семьи складывалась, как и судьбы тысяч крестьянских семей того времени. Жили небогато. Когда началась коллективизация, отец подал заявление в колхоз, но под давлением родственников забрал его назад. Вылилось это для него показательным судом в деревне Ленино и приговором — десять лет лагерей. Отбывал наказание на стройке Беломоро-Балтийского канала. Лишившись кормильца, семья и наголодалась, и настрадалась.
Я смог окончить только 6 классов. В 1940 году, когда мне исполнилось 19 лет, призвали в армию. К этому времени уже шёл процесс пересмотра дела отца — дало результат обращение к «всесоюзному старосте» Михаилу Ивановичу Калинину.

Поход в Персию

К месту службы везли на поезде несколько дней в южном направлении. В итоге оказались в столице Туркмении Ашхабаде, где меня и ещё нескольких случчан определили в учебный батальон связи. Освоил успешно все её виды.
Потом перевели в Ташкент, где учился на телеграфиста. О начале войны узнал во время солдатских соревнований по плаванию. Через некоторое время объявили, что едем на учения. Уже на границе с Ираном выдали оружие и боевое снаряжение.
Политруки разъяснили, что советское командование приняло решение войти в эту страну, чтобы предотвратить её возможный союз с Германией. Через пограничную реку положили понтоны. Мы пошли вслед за танками. Удивительно, но никакого сопротивления наши части не встретили. Когда вошли в город Гергент — он оказался вообще пуст, ни одного человека. Переночевали в казарме, а наутро появился старик-аксакал. Ему через переводчика объяснили, что никакой опасности советские войска для мирных жителей не представляют. И жители вернулись в город из ближайшего леска на соседней горе.
Отношения между нами и ими установились хорошие, даже дружественные. Не помню, чтобы возникали какие-либо конфликты.

Реклама

Тегеранские будни

Служба сводилась к передаче шифровок в Москву, которые привозились из различных советских учреждений, расположенных в Тегеране. Что в этих шифровках было — мы не знали. О важности их можно было только догадываться по «шапкам» намашинописных листах: тов. Молотову, тов. Микояну и другим высокопоставленным адресатам с не менее известными фамилиями. Позже наш батальон связи перевели в Тегеран. Расположились в казарме прямо на аэродроме.
Перед Тегеранской конференцией из Союза привезли огромное количество охранников. Режим установился жесточайший. Из служебных помещений и казармы выходили только под присмотром. Даже окна приказали заклеить газетами. Но мы наблюдали через щели за прилётом делегаций. Правда, увидеть кого-либо было невозможно: до места встречи гостей — около километра.
Во время конференции поток шифровок увеличился в несколько раз. Работали очень напряжённо. А тут ещё землетрясение случилось, пришлось перебраться в палатки, хотя казармы остались целыми.
Среди памятных событий — приезд в Тереган в 1943 году шаха Мухаммеда Резы Пехлеви. Нас поставили в оцепление, чтобы оградить его от ликующей толпы. Правитель Ирана прошёл от меня в нескольких метрах.

О сослуживцах

Солдатская жизнь в Иране была несладкой. Постоянная жара, да и еда непривычная. Кормили рисом, фасолью, чечевицей, иногда с мясом, плюс 400 грамм хлеба в день. Я до сих пор рис не люблю, опостылел он за время службы. Когда стояли в Гергенте, в город выходили постоянно, прикупали различные фрукты, общались с местными жителями. А вот в Тегеране побывать пришлось всего несколько раз. В целом город красивый, но с ярким восточным колоритом.
События на фронтах отслеживали в основном по радио. Переживали с земляками о том, что происходило в Белоруссии.
Кстати, со мной службу несли около полутора десятка человек со Случчины, из тех же Невязцев, из Подлесья, Серяг, Козлович, Слуцка. Все мы держались дружно. Ещё несколько лет назад встречал сослуживцев. Теперь не знаю, живы ли они. После разгрома фашистов нам всем вручили медаль «За победу над Германией». Это моя единственная награда военных лет.

Дорога домой

Прослужил я в Иране в качестве сержанта связи до апреля 1946 года. Через Каспий нас переправили в Махачкалу. После демобилизации на поездах добрался до деревни Середняки. Домой пришёл пешком. Отец и мать оказались живы. Один брат погиб на фронте, другой вернулся израненный домой. Отдыхать не пришлось. Уже на следующий день махал косой на колхозных лугах. Через две недели предложили работу секретаря в сельсовете. Проработал в этом качестве 15 лет. Потом пошёл работать на железную дорогу, а через 26 лет вышел на пенсию.
Вместе с супругой вырастили трёх детей. После смерти жены живу с дочерью. Судьба подарила мне долгую жизнь. Сегодня интересуюсь книгами, люблю стихи. Только вот почему-то они все о войне, хотя я на ней вроде бы и не был.

Сергей Богдашич

ВОЙНА. Советские войска входят в столицу Ирана - Тегеран. Фото с сайта: statehistori.ru
ВОЙНА. Советские войска входят в столицу Ирана — Тегеран. Фото с сайта: statehistori.ru

ВОЙНА. Советские войска входят в столицу Ирана - Тегеран. Фото с сайта: statehistori.ru

Сержант Ермолинский. Фото: Сергей Богдашич

Сержант Ермолинский. Фото: Сергей Богдашич

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии