Памятные дни Александра Бабуры

0

Матрос Александр Бабура (слева) в проливе Босфор в 1954 году
Матрос Александр Бабура (слева) в проливе Босфор в 1954 году

Александра Марковича Бабуру, 76-летнего жителя Старых Дорог, знаю около 20 лет. В молодости он служил на Черноморском флоте и бывал за границей. По возвращению домой в Старые Дороги стоял у истоков электрофикации района. В своё время трижды избирался депутатом местного Совета. Решением райисполкома в 2001 году его имя занесено в Книгу народной славы Стародорожчины. В беседе с корреспондентом «Кур'ера» он поделился воспоминаниями о наиболее памятных событиях своей жизни.

Александр Бабура в начале XXI-го века
Александр Бабура в начале XXI-го века

Реклама

Турецкий берег и американцы

После окончания пяти классов в 1952 году я был призван на срочную службу. Семь месяцев осваивал азы специальности «машинист котельной» в Кронштадте, а затем был направлен в Севастополь на миноносец «Беспокойный», где обеспечивал работу турбин корабля.
Шёл третий год службы. Мы заметили, что корабль часто стало посещать флотское начальство. Требовали навести идеальный порядок, особенно на палубе. Матросам выдали новое обмундирование, которое подгоняли гражданские портные. Мы гадали: «Куда нас готовят?»
Прояснилось всё через три месяца, в июне 1954 года. Во время большого сбора командир корабля капитан третьего ранга Герой Советского Союза Василий Иванович Быков сообщил, что наш корабль вместе с флагманом Черноморского флота линкором «Новороссийск» и эскадренным миноносцем (название его уже не припомню) идёт с дружеским визитом в Народную Республику Албания на празднование 100-летия освобождения этой страны от турецкого ига.
Когда проходили пролив Босфор, наш флагман приветствовал 21 артиллерийским залпом турецкий берег. Оттуда в ответ также салютовали батареи. Матросы, свободные от вахты, были выстроены на верхней палубе. Нас встречал на катере посол СССР в Турции, который пожелал успешно завершить визит. Весь берег пролива был занят жителями Стамбула, которые вышли посмотреть на советские корабли. Приветствовали нас с мачт и матросы одного из кораблей 6-го американского флота.
Уже в Средиземном море акустики определили, что рядом находятся чужие подводные лодки, которые следовали за кораблями. Нас неоднократно облетали американские самолёты и даже заходили в пике, имитируя атаку. Всё прекратилось, когда наши артиллеристы подняли по-боевому стволы орудий.

В гости к Энверу Ходже

Прибыв в албанский порт Дуррес, корабли встали на внутренний рейд на трое суток.
Здесь нас встречали на катере Министр обороны Албании и посол СССР в этой стране. Албанцы высказали пожелание, чтобы все советские моряки за это время побывали на берегу.
Я попал в город на второй день. Как старшина 2-й статьи, возглавлял группу из пяти машинистов котельной корабля. Албанцы (и гражданские, и военные) встречали нас тепло. Показали город и пригласили в накрытый обеденный зал с лёгкими алкогольными напитками и закусками. Находились там мы часа два, но вели себя сдержанно — побаивались фотокамер и корреспондентов.
Дуррес — чистый небольшой город. Бросилось в глаза, что жители одеты очень скромно, даже по нашим советским меркам. Часто попадались босые дети. Албанцы толпой провожали матросов на корабли, скандируя здравницы в честь руководителей СССР и Албании.
Наш корабль посещали артисты-албанцы, делегации местных предприятий. Некоторым матросам и офицерам повезло попасть на приём к руководителю Албании Энверу Ходже в городе Тирана.
Возвращались на базу тем же маршрутом. 10-суточный поход в дружескую страну остался в памяти у нас на всю жизнь. Уже на гражданке видел о нём киножурнал. После похода был отмечен дополнительным 10-дневным отпуском в добавок к основному в 30 суток.
Остался в памяти и известный трагический случай. Через год и 4 месяца после похода в Албанию в Севастопольской гавани взорвался линкор «Новороссийск», который возглавлял наш дружеский визит в Албанию. Я был свидетелем тех событий, но про подробности трагедии, унёсшей 603 жизни, узнал только недавно из телепередач.

У истоков электрофикации

После демобилизации в 1956 году я прибыл в Стародорожский райвоенкомат с закрытым пакетом. Военком зачитал его в присутствии руководителей предприятий района (как раз шло совещание). А говорилось там, что прибыл машинист котельной. Прилагался и мой послужной список с характеристикой. Вот тогда директор МТС Косаджиков заинтересовался мной и пригласил работать. Необходимо было принимать в эксплуатацию паровую машину, которая должна была выдавать электроэнергию для города. Я её осмотрел и убедил госкомиссию не принимать, потому что не держала она давление из-за нехватки тяги.
В том же году поступила в Старые Дороги новая паровая машина венгерского производства «Маваг» мощностью 300 лошадиных сил — город получил электроэнергию. После этого меня перевели работать машинистом электростанции. Так что флотская специальность мне пригодилась. На этом предприятии я прошёл путь от старшего машиниста котельной до начальника цеха.
Вскоре, в декабре 1960 года, в Старых Дорогах смонтировали электроподстанцию, к которой была подведена ЛЭП-110. Теперь город снабжался электроэнергией уже простым включением рубильника. Тогда же прошло большое сокращение — осталась бригада по обслуживанию ЛЭП из 5 электромонтёров, среди которых был и я. За время работы старшим монтёром бригады приходилось подводить электричество ко многим населённым пунктам Стародорожского района.
Позже, в 1965 году, пригласили меня мастером в СМУ № 7 треста «Белсельэнергостроймонтаж». Занимался 17 лет монтажом внутренних электропроводок животноводческих ферм, других сельхозобъектов не только в Стародорожском, но и в соседних районах. Повышал образование без отрыва от производства. В 55 лет ушёл на пенсию.

Владимир Вашкевич

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии