Русский немец Суппер

1

Трагедии бывают личные, а бывают и трагедии целых народов. Крымские татары, ингуши, чеченцы, калмыки, немцы, венгры, болгары, курды, турки, корейцы… Они и ещё более 50 народов, народностей и этнических групп были подвергнуты в СССР репрессиям в период с 20-х до середины 50-х годов прошлого века. По различным оценкам под жернова «мудрой сталинской национальной политики» попало более 6 миллионов человек. Неожиданный приезд ко мне в Солигорск в сентябре этого года старинного друга, проживающего теперь в Германии, напомнил о тех временах. Мы сидели за рюмкой коньяка и вспоминали былое. Тогда и родилась мысль написать о судьбе русского немца. Надеюсь, она будет интересна читателям «Кур'ера».

Жителей небольшого города Вольск, что на Волге, 28 августа 1941 года погрузили в вагоны и под охраной отправили в Северный Казахстан. Вся их вина перед Родиной была в том, что по национальности они были немцами. Шла Великая Отечественная война, и «отец народов» посчитал, что советские немцы потенциально опасны.
Холодной осенью поезд прибыл в Павлодарскую область. Выгрузили в степи, поселили в овчарне. До ближайшей деревни Александровка было 12 км, но ходить туда не разрешалось.
Зиму пережили не многие. Среди выживших был и мальчик Яша, по фамилии Суппер, что на русский язык можно перевести как «лучше, чем хорошо».

Первое дело

В 1956 году высланным немцам разрешили перемещаться в пределах области. Семнадцатилетний Яков Суппер впервые приехал в Павлодар, чтобы выучиться на шофёра. Начиналось освоение целины, и профессия водителя автомобиля была востребована.
Там, на Целине, на этой необъятной планете, мы познакомились в 1960 году и прожили рядом много лет. Яков, как большинство немцев, был добросовестным и трудолюбивым работником. К труду у него был творческий подход. Мне казалось, что его можно назначать министром, но образование и национальность дальше автомашины ЗИС-5 Якова Суппера не пускали.
В те годы в казахстанской степи зерно лежало в скирдах, как солома в Беларуси, а в магазинах не было ни хлеба, ни муки. На рынке мешок пшеницы продавался за три советских рубля, а мешок муки нельзя было купить и за тридцать рублей. Вот здесь и проявила себя творческая натура и сообразительность Якова.
В немецком колхозе имени Тельмана он построил мельницу. Было это в 1964 году. Мололи зерно для колхозников, для колхозного животноводства. Дело пошло, муку стали предлагать соседним хозяйствам. Но стройка эта не имела проекта и не была согласована с властями. Поэтому закончилась эта эпопея вполне предсказуемо: нагрянули ОБХСС и прокуратура. Тюрьмы Яков избежал — на его защиту встал колхоз. Власти решили не раздувать национальный конфликт местного значения.

Реклама

Огурцы и автосервис

Не прошло и двух лет, как неугомонный гражданин Суппер организовал своё дело: стал в пойме реки Иртыш выращивать огурцы. Благодаря изобилию воды и солнца, урожаи были отменными. Огурцы продавались как в Павлодаре, так и в Омске. «Огуречный» успех, конечно же, был замечен властями. В 1968 году Якова арестовали, а процветающее личное хозяйство разгромили. От тюрьмы товарищ Суппер откупился — работники органов толк в деньгах понимали.
Но без дела «немецкий сын советского народа» долго быть не мог. В самом начале 70-х годов в Павлодаре появились первые автомобили «Жигули», а вот сервис для них был некудышный, запчасти — сплошной дефицит. Изучив спрос, Яков решил наладить их выпуск.
Подходящим местом для этого он счёл производственные цеха в исправительно-трудовом лагере, заключенные которого своим трудом искупали вину перед Родиной. Яков Суппер уволился с автобазы, где всё время был при автомобиле, и устроился мастером в производственный цех лагеря.
Вскоре в Павлодаре можно было без особых усилий, как тогда говорили, достать необходимые детали к «Жигулям». Спрос стимулировал производство, расширялась и география продаж. Запчасти изготавливались суппер качества, на каждом изделии стояло клеймо «Made in Itali».
И эта бизнес-эпопея завершилась года через два всё там же, в милиции. Назначенная техническая экспертиза выдала следственным органам заключение, что все детали действительно изготовлены в Италии. КГБ заинтересовался каналом их поставок в Казахстан. Пришлось показать зеков-«итальянцев», которые всё это делали. В результате история не получила должного развития. Её не предали широкой огласке, поскольку всё было организовано внутри структуры МВД, а выносить сор из избы её руководители сочли себе дороже.

Оказался не востребован

В последующие годы Яков ещё не раз проявлял инициативу, пытаясь что-то изменить в жизни, но плетью обуха, как известно, не перешибёшь. А систему тем более.
Однако пришло время и сами вожди системы начали понимать, что нужны некоторые перемены. Одной из них стали послабления для немцев, желавших выехать в Германию. И вскоре Советский Союз потерял Суппер-гражданина.
…Его приезд из Германии в сентябре этого года был для меня неожиданным. Мы сидели за рюмкой коньяка и вспоминали былое. Переходя от прошлого к настоящему, я поинтересовался, какие инициативы Яков проявляет на новой родине и не наказывают ли там за них.
Он ответил: «Организовал клуб советских пенсионеров. Местная власть выделила под него приличное помещение. Собираемся, играем, кто во что умеет: шашки, шахматы, кегли. Под пиво обмениваемся новостями. Я пиво не пью. Осталась привычка к крепким напиткам. Узнал свою родословную. Оказывается, мои предки были строителями, строили город Штуттгарт. Потом три брата уехали в Россию. В Вольске до войны было много людей с фамилией Суппер. Но в военные годы мужчины погибли. Из носителей фамилии я остался один. Дочери носят другие фамилии».
Гость уехал. Меня же не покидает мысль: «Как могло статься, что в великой стране не нашлось места трудолюбивому народу, который так много сделал для её величия?»

Владимир Амельченя

Яков Суппер и фрау Елена Кригер под белорусским рушником
Яков Суппер и фрау Елена Кригер под белорусским рушником

1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
аня
аня
30 мая 2010 16:56

Здравствуйте! меня зовут Аня. Мне 19 лет. Моего дедушку звали Андрей Андреевич Суппер. Он тоже жил в Вольске. Родился он примерно в 1930. От моей матери я узнала, что в августе 1941 он был выслан в Северный Казахстан. Он имел две сестры и два брата. Их также выслали, но всех в разные места. К сожалению сейчас дедушки нет в живых. Но мне и всей моей семье очень хотелось бы узнать: знал ли кто-нибудь его семью или его лично. Остался ли кто-нибудь в живых, из тех кто его знал и как с ними можно было бы связаться? И интересно было бы узнать о жизни его семьи подробнее. Если можете помогите пожалуйста хоть чем-нибудь!!! Для меня это очень важно.