Мой дом старше

0

Вы писали, что самый старый дом в Слуцке, где до сих пор живут люди, построен в 1905 году. Но дом, в котором я живу, 1890 года постройки, — сообщила, позвонив в редакцию, наша читательница Лариса Андреевна. — Кстати, дома, что по соседству с моим, ещё старше». «Кур’ер» действительно публиковал материал «Старые дома древнего Слуцка» , в котором шла речь о жилых постройках, находящихся на балансе Слуцкого ЖКХ. И, конечно же,  можно было ожидать, что в Слуцке есть частные дома более ранних годов постройки. Поэтому, заинтересовавшись сообщением читательницы, корреспондент «Кур’ера» не преминула напроситься к Ларисе Андреевне в гости, чтобы воочию увидеть, как живут люди в домах конца ХІХ века. При встрече выяснилось, что Лариса Андреевна уже давно на пенсии. Через несколько месяцев ей исполнится 84 года, три четверти из которых она прожила в доме №47 по улице 14-ти Партизан. Но разговор получился не только о её доме. Говорили мы о судьбе, о войне, о прошлом улицы и её будущем.

Немец деньги взял, а сберкнижку выбросил

Семья Ковалько — отец, мать, два сына и дочь Лариса — в начале лета 1941 года приехали в Слуцк погостить. «Папа был болен, и врачи советовали ему сменить климат, — рассказывает Лариса Андреевна. — Поэтому перед войной родители продали дом и дачу в Алма-Ате, переехали в Свердловск и сняли  квартиру. Прожили в Свердловске совсем недолго. Тамошний климат оказался ещё более неподходящим для отца. Решили переехать в Железноводск. Там жила папина сестра, которая и присмотрела для нас домик.
Вторая сестра отца жила в Слуцке. И папа решил: «Отвезу вас в Слуцк. Пока будете гостить у сестры, я съезжу в Железноводск, куплю тот домик, перевезу вещи из Свердловска и тогда уже приеду за вами». Но отец так и не поехал покупать дом: началась война».
Так семья Ковалько оказалась в Слуцке — без жилья и без вещей.
«Перед поездкой братьям справили по новому коверкотовому костюму и по паре ботинок. Это были самые ценные вещи, которые мы взяли с собой, — вспоминает Лариса Андреевна. — И ещё сберкнижку. На ней лежали все деньги, вырученные от продажи дома и дачи в Алма-Ате. Сберкнижку мама спрятала в новый ботинок брата».
Первые дни оккупации Слуцка Лариса Андреевна помнит хорошо: «Немцы входили в каждый дом и забирали всё самое ценное. Трое немцев зашли и к нам. Потребовали открыть шкаф. «О, гут, гут!» — обрадовались они, увидев костюмы братьев. Примерили, но те не подошли. Немцы были уж больно здоровые и высокие. Взяли ботинки. Первая пара  оказалась маленькой. Взял немец вторую пару, ногу всунул в ботинок, говорит: «Гут». Начал второй ботинок надевать. А там сберкнижка и денег немного. Вытянул свёрток. Деньги себе в карман сунул (правда, не пойму, зачем они ему нужны были), а сберкнижку повертел в руках и швырнул на пол. Мама потом её спрятала надёжней. Поэтому, когда война закончилась, у нас были деньги на покупку дома.

Дом начинал строить зажиточный еврей

«Через год после Победы — 9 Мая 1946 года — мы всей семьёй переехали в собственный дом, расположенный на улице Кладбищенской (так называлась тогда улица 14-ти Партизан — Прим. автора), — рассказывает собеседница. — Он возвышался над соседними домами. Одна только высота фундамента была около метра.
Дом хозяйка нам продала с условием своего пожизненного проживания в нём. Ей в то время было около 80 лет. Так что она с нами недолго прожила, но её рассказы про дом я запомнила.
Звали хозяйку Казимира Адамовна Галавач. Её муж умер ещё в 1925 году. А единственная дочь в 1920 году при отступлении польских войск из Слуцка вместе с мужем — начальником почтовой станции — уехала в Польшу. Говорили, что поедут в Картуз-Берёзу, а когда всё успокоится, заберут и мать… Но старушка дочь с зятем так больше и не увидела, и очень страдала из-за этого. Даже просила меня написать в паспортный стол Картуз-Берёзы, что я и сделала. Но ответа мы не получили…
Галавачи были зажиточной семьёй. Муж Казимиры Адамовны, как я понимаю, был не последним человеком в городе. Ещё в конце ХІХ века они купили этот дом, вернее, участок с фундаментом, у богатого еврея, который жил на этой же улице и начал строить дом для своей дочери. Но дочь вышла замуж и уехала за границу. Еврей решил продать начатое строительство. Вот Галавачи его купили и достроили. Изначально это был 6-комнатный дом. Но потом его разделили на две части, одна — из трёх комнат — и досталась нашей семье.
Кстати, на улице 14-ти Партизан много домов ХІХ века. Есть даже 1870-ых годов постройки. Но все они находятся в плачевном состоянии. И в этом нет вины их хозяев».

Реклама

Нам не разрешали ремонтировать свои дома

Бывая и раньше на улице 14-ти Партизан, я удивлялась: как можно жить в домах, из окон которых видны только ноги прохожих и колёса проезжающих автомобилей. «Как хозяева довели свои дома до такого состояния?» — думала я. И только разговор с Ларисой Андреевной дал ответ на этот вопрос. В то же время, после беседы появились другие вопросы, но уже не к жителям улицы.
«Ещё в 1960-м году я хотела прописать в дом своего мужа, но мне не разрешили этого сделать, — рассказала собеседница. — Оказалось, что прописка в домах по всей улице запрещена. Мне объяснили это тем, что дома вскоре будут сносить, и здесь вырастут многоэтажки. Чуть позже нам предписали не проводить строительные и ремонтные работы. За нарушения штрафовали. Наши соседи из дома №45 пристроили к торцу своего дома комнату. В доме проживало три семьи, было тесно. И вот за это хозяев оштрафовали.
Обидно и то, что улицу, в связи с готовящимся сносом, обошли все блага цивилизации. Нет канализации, нет газа, у многих нет водопровода. Под проезжей частью всё это проложили, когда строили пятиэтажки по переулку, но подключиться сейчас к этим коммуникациям нельзя — придётся демонтировать дорогу. Правдами и неправдами некоторые домовладельцы умудрились подвести водопровод к своим домам. Но далеко не все. В основном, люди берут воду в колонках.
Когда строили многоэтажки и проезжую часть, подсыпали грунт, и дома оказались в одной большой яме. Нижний уровень окон давно ниже дороги, во многих домах половые доски уже лежат прямо на земле. От сырости и гнили страдают все жители частного сектора.
Мы обращались в исполком много раз: и коллективно, и в частном порядке, спрашивали, что нам делать, как жить дальше. Отвечали, мол, потерпите, будем сносить. Сейчас уже ничего не говорят, отмахиваются, мол, ваша улица — это наша головная боль. Но ведь её бы не было, если бы нам не запрещали быть хозяевами в собственных домах: позволили бы ремонтировать, строить, подводить коммуникации. Сложившаяся ситуация напоминает мне какой-то непродуманный эксперимент над людьми: выживем — не выживем. А вот если бы провести другой эксперимент: переселить всех начальников на эту улицу! Я думаю, через 3-4 года улица стала бы конфеткой!»

Записала Жанна Авдеева

Частные дома по ул.14-ти Партизан после строительства близлежащих многоэтажек и подсыпки проезжей части оказались практически в большой яме.
Частные дома по ул.14-ти Партизан после строительства близлежащих многоэтажек и подсыпки проезжей части оказались практически в большой яме.

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии