На дипломатическую орбиту вышел из Любани

0

Если спросить у прохожего, кого из дипломатов-белорусов он знает, надеюсь, что будет названо имя Андрея Громыко. А кто ещё? На этот вопрос ответа или не будет, или прозвучит: «Не помню». Честно признаться, не помню и я.

Рос в соседней деревне мальчишка, звали его Миша, а фамилию его мало кто знал. Судьба Мише выпала трудная. В 1936 году, рожая его, умерла мать, а через год лишился зрения отец. Мишу в свою семью забрала тётя.
В 1953 году мальчик окончил 9 классов школы в деревне Речень Любанского района и уехал искать свою долю в город Таллинн. Город морской, значит, должен быть хлебным. Поэтому Миша решил испытать себя в морском деле и поступил в школу юнг.
После школы два с половиной года отходил на гидрографической шхуне. Хотя далеко от берега не уходили, но он понял, как велик этот мир. Тогда же появилась заветная мечта стать дипломатом, посмотреть дальние страны. Легко задумать, но трудно сделать.
Пока ходил на шхуне, закончил 10 классов вечерней школы. Незаметно подошло время призыва в армию. «Забрили» в учебный отряд подводного плавания в Ленинграде. Служба прошла на дизельной подводной лодке с базированием на Кольском полуострове в посёлке Полярный.
После флота вернулся в Таллинн, работал слесарем на заводе, вечером бежал на курсы немецкого языка. Когда с получки друзья скидывались на замочку зарплаты, он отдавал деньги и уходил. «Придурок высшей степени», — говорили некоторые. Но его влекла тайная мечта стать дипломатом.
Две первые попытки поступить в Московский Государственный институт международных отношений окончились провалом. Но каждый раз, вернувшись домой, он брался за учебники и за немецкий язык. Третья попытка увенчалась успехом: он поступил на «Дипломатический факультет» с испанским и английским языками.

О своей дальнейшей биографии Михаил Павлович рассказывает: «В МГИМО учились сын и дочь Андрея Громыко, дочь Молотова, внучка Жукова, дочь Генерального прокурора Руденко, дети министров, членов ЦК и Правительства. Таких, как я, можно было пересчитать на пальцах одной руки.
По окончании меня направили в Мексику, где проработал 5 лет. Там познакомился и подружился с членом ЦК компартии Мексики Давидом Альфаро Сикейросом, участником покушения на Троцкого. Храню дарственную работу с его подписью.
После Мексики был направлен в Коста-Рику. Купил на своё имя дом, в котором было открыто Посольство СССР. В то время ни одна страна Центральной Америки не имела дипломатических отношений с Советским Союзом. Интересно, что Президент Коста-Рики Хосе Фигейрос придерживался левых взглядов, и, по мнению советских дипломатов, его можно было склонить на сторону Советского Союза. Через 20 лет я встречался с его сыном, который тоже стал Президентом Коста-Рики.
Потом были Эквадор, Никарагуа. С Даниэлем Ортего мы были хорошими друзьями, ходили друг к другу в гости. Жил я в это время в доме площадью 480 кв. метров, в котором было 7 туалетов и ванн. Раньше этот дом принадлежал брату диктатора Самосы, который руководил страной до захвата власти „сандинистами“.
СССР дружил с многими в Центральной Америке. Они очень любили нас, пока мы оказывали им помощь. Не могу не сказать о дружбе с лучшим другом Советского Союза Фиделем Кастро, с Луисом Карваланом.
Спрашиваешь, передавал ли я этим друзьям деньги? Если и передавал, то теперь не помню… Я нёс службу в интересах Советского государства.
С 2001 года я в отставке. Возглавляю Бюро ветеранской организации Латино-Американского департамента МИД России, одновременно являюсь секретарем комиссии по международным делам Московского городского совета ветеранов, который возглавляет бывший кандидат в члены Политбюро и бывший Секретарь ЦК КПСС Владимир Иванович Долгих, дважды Герой Соцтруда. Имею много друзей в Минске из числа бывших руководителей партии и правительства. В Москве часто встречаюсь с Иваном Коротченя, он с Любанщины».

Реклама

Слушая Михаила Давыдовского, я белой завистью завидовал его упорству на пути к достижению цели.

Владимир Амельченя

Михаил Давыдовский: “Я дружил с Фиделем Кастро, Луисом Карваланом, Даниэлем Ортегой, Давидом Сикейросом”
Михаил Давыдовский: «Я дружил с Фиделем Кастро, Луисом Карваланом, Даниэлем Ортегой, Давидом Сикейросом»

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии