Религия и атеизм в моей жизни (воспоминания учителя-пенсионера)

0

Прежде всего, считаю, нужным представиться читателям интересной и содержательной газеты «Кур'ер».
Я, Алексей Андреевич Новик, родился в 1921 году в деревне Играево Слуцкого района. Окончил педагогический институт по специальности «История», проработал почти 40 лет учителем истории и директором в школах Слуцкого района. В своей жизни я многое видел, многое пережил. Сегодня хочу поделиться с читателями газеты мыслями о проблемах религии и атеизма.

Возможно, среди читателей будут и те, кто не разделяет моих взглядов по обсуждаемому вопросу. Хочу попросить, чтобы они свои замечания присылали в газету или мне лично по адресу: ул. Дружбы, 21, дер.Серяги. 223 612, Слуцкий район.
В жизни каждого человека религиозные воззрения зачастую доминируют над другими воззрениями политического, философского, социального характера.

О богоборчестве

В наших краях христианство стало господствующей религией в конце первого тысячелетия нашей эры. Новая вера отрицала язычество и рождалась в жёстких муках и гонениях. Христиан преследовали и мучили в Иудейском царстве, потом в обширной Римской империи. Но происходило, козалось бы, парадоксальное: чем сильнее была антирелигиозная политика, тем твёрже и глубже становилась вера людей в христианские догмы.
В новое историческое время религия подвергалась преследованию в Советском Союзе. Возрадились гонения наподобие тех, которые свирепствовали в древней Иудеи и в Древнем Риме.
Так, во время гражданской войны 1917−1922 годов служителей церкви расстреливали, сажали в тюрьмы под предлогом того, что они оказывали поддержку белогвардейскому движению. С 1921 по 1929 годы, в период НЭПа, советская власть была более-менее терпима в отношении к религии и духовенству. Но с 1929−30 годов начался новый всплеск преследований и репрессий против Церкви.
Обычно священнослужителей обвиняли в антисоветской, антиколхозной агитации, под надуманным предлогом закрывали церкви, костёлы, синагоги, мечети.

Реклама

Царовские будни

За примером далеко ходить не надо. В начале ХХ века в Слуцке действовали более десяти церквей, костёлов, синагог. Из них до сегодняшнего дня уцелела только одна церковь на Острове (улица Социалистическая).
В середине прошлого века граждане СССР боялись открыто крестить детей, венчаться и хоронить умерших с участием священника.
Верующих евангелистов штрафовали, если они собирались на молебен у себя дома, а не в молитвенном доме в городе Слуцке. И такая свистопляска продолжалась, к сожалению, до периода горбачёвской перестройки.
Моя родина деревня Играево входила в состав Царовского церковного прихода. Божий храм находился в деревне Царовцы (ныне — деревня Кирово). В воскресные и праздничные дни люди, одетые в лучшие одежды, пешком или на телегах, направлялись в Царовскую церковь и усердно молились, находя в этих молитвах душевное утешение и успокоение. Священник был не только духовный пастырь, но и наставник-воспитатель верующих.
В своих проповедях он настовлял их в духе христианской и общечеловеческой морали, порицал ленивых, бесхозяйственных, пьяниц, воров, прелюбодеев, самодуров. И был всенародный позор тем нарушителям моральных и христианских устоев общества, имена которых священник называл публично с амвона.
Священники пользовались в народе непререкаемым авторитетом. Взрослые и даже дети при встрече с ним снимали головные уборы.
И вот, несмотря на это, в 1933 году царовского священника арестовали и выслали в Соловки, а его дом передали под резиденцию сельского совета. Здание церкви разобрали и из этих брёвен построили колхозный клуб. Долгое время крестьяне деревни Царовцы не посещали его, опасаясь божьей кары…
В 1929 году я стал учеником первого класса Играевской школы. К моему удивлению, от учительницы мы услышали, что Бога нет, что вера в Бога — это поповский вымысел, что попы обманывают тёмный народ, чтобы наживаться на вере людей. Когда я дома рассказал об этом, то моя бабушка заметила:
— Глупа эта учительница, её Бог за это покарает…
Таким образом, советская школа стала первой ступенью большевистского атеизма.

Кружок «безбожников»

Во время учёбы в четвёртом классе нас, учеников, записали в кружок безбожников. Надо было платить взносы по 20 копеек в четверть, за это давали значёк, на котором была изображена книга и слово «Безбожник». Моя мать отняла у меня его и выбросила.
Нам, «юным безбожникам», было велено при встрече со священником (обычно он появлялся в деревне на чьи-либо похороны) не снимать перед ним шапку. Но однажды я нарушил это указание, при встрече со священником снял шапку и немного склонил голову, за что священник меня похвалил:
— Молодец, мальчик, дай Бог тебе счастливую судьбу.
Мой одноклассник, с которым у нас были не лучшие отношения, заявил учительнице, что я приветствовал священника снятием шапки. Я ожидал, что будет взбучка. Но, к моему удивлению, учительница с лёгкой улыбкой посмотрела на меня и, почти ласково, сказала:
— Он больше так не будет делать…
Мне кажется, что педагог не была убеждённой атеисткой.
Однажды учитель вручил мне листовку с текстом: «Тут жыве ваяўнічы бязбожнік. Папам, ксяндзам, рабінам уваход у гэты дом забаронены».
Как мне было велено, я приклеил листовку на ушак входных дверей своей хаты.
Мать спрашивает:
— Что ты приклеил на дверях, прочти, что здесь написано (она была неграмотной).
Когда я прочёл содержание, она разозлилась, сорвала листовку и порвала на мелкие кусочки. Да ещё меня и отчитала.
Членов кружка «Юных воинственных безбожников» (ЮВБ) иногда собирали на заседания (сборы). Нам читали статьи из советского журнала «Безбожник», мы распевали антирелигиозные частушки и даже исполняли хором антирелигиозный гимн, автором которого был белорусский писатель и поэт Кондрат Крапива. Я и теперь помню первый куплет этого «гимна»:
Мы не паклонімся Богу,
Бога стварыў чалавек,
Шырай жа к праўдзе дарогу,
Лганству не месца ў наш век…

Атеисты по-неволе

Тогда я не мог предвидеть, что придёт время и я, став учителем истории и директором школы, вынужден буду внушать ученикам идеи «научного» атеизма. Такова была судьба религии в стране, которая называлась СССР.
От учителей требовалось, чтобы они как можно больше увязывали преподавание учебного материала с атеистическим воспитанием учащихся.
Однако, из практики многолетнего наблюдения, я убедился, что большинство учителей разными ухищрениями избегали «безбожничать» на уроках. Если же на уроке присутствовал директор, завуч или инспектор РОНО — тогда учитель вынужден был поступать так, чтобы его не упрекнули в отсутствии атеистического воспитания.
Как директор школы, я однажды посетил урок русской литературы. На моё замечание о том, что учебная тема не была связана с атеистическим воспитанием, учительница откровенно ответила:
— Я не буду говорить детям того, во что сама не верю. Великие гениальные люди такие, как Толстой, Достоевский, академик Павлов, писатель Тургенеев, президент Америки Рузвельт, выдающийся деятель Англии Черчилль и многие другие были людьми глубоко верующими. Так почему мне, простой учительнице, не следовать примеру этих знаменитых и умных людей… Разве я лучше или умнее их…
И я про себя тогда подумал, что рассуждения учительницы более, чем логичны и убедительны.
Советское безбожное государство много сил и средств потратило на то, чтобы искоренить в народе религиозные верования.
Но подавляющее большинство людей оставалось верно религиозным традициям. Люди находили тайные каналы, чтобы крестить ребёнка, обвенчаться или совершить отпевание покойника.
Кое-где всё-таки сохранились действующие церкви. Верующие ехали за десятки и сотни километров, чтобы присутствовать на церковном богослужении.

От сомнений к вере

Помню, как-то в начале 60-х годов в пасхальное воскресенье я по служебным делам посетил в Слуцке среднюю школу № 10 и встретился с её директором Рубановым Сергеем Фёдоровичем.
Через улицу от школы размещается колхозный рынок. В любое воскресенье на рынке много народа. Одни продают, другие покупают, третьи просто любопытствуют. А вот в день Пасхи — на рынке ни одного человека. Сергей Фёдорович с иронией отметил:
— Мы активно пропагандируем безбожие и в школах, и в печати, и в книгах, и по радио. Регулярно читаем лекции и доклады о неверии в существование Бога. А большинство народа поступает по-своему, он слушает, но в душе своей верит. Вот смотрим на рынок и видим, что народ празднует Пасху, молится, христосуется, соблюдает праздничные обычаи.
Конечно, нельзя с полным основанием говорить, что атеизм не коснулся сознания многих граждан, особенно молодёжи. Однако религия обладает солидной силой в жизни народа — это факт неоспоримый.
В настоящее время в республиках бывшего Союза в отношении религии обстановка изменилась коренным образом.
На примере нашей Республики Беларусь мы убеждаемся в том, что республиканские власти во главе с президентом уделяют большое внимание развитию контактов с церковью, внимательно относятся ко всем религиозным конфессиям Беларуси. В стране успешно идёт строительство новых церковных сооружений, восстановление церквей и костёлов, которые были закрыты в советские времена.
Вот и в моей деревне Серяги воздвигнуто величественное здание православной церкви. Средство на это были собраны населением.
Наконец-то и у нас наступили времена истинной свободы вероисповедания.

Алексей Новик

Алексей Андреевич Новик у входа в Серяжскую церковь: “Наконец-то и у нас наступили времена истинной свободы вероисповедания”
Алексей Андреевич Новик у входа в Серяжскую церковь: «Наконец-то и у нас наступили времена истинной свободы вероисповедания»

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии