Где в Слуцке улица Мейлаха

0

О новой повести Сергея Петрова и ностальгии по временам СССР
В середине июня издана новая книга слуцкого писателя Сергея Петрова «Мейлах в октябре». В отличие от двух предыдущих сборников поэзии этого автора («Свет воспоминаний», 2007 г., «Подснежник», 2008 г.), Сергей Петров представил своим читателям повесть.

Публикация прозы местным автором, в отличие от стихотворных сборников, явление само по себе на Случчине редкое. А в данном случае местный читатель получает не просто книгу о чём-то. В новейшей истории нашего края это, пожалуй, единственное литературно-художественное издание о Слуцке и случчанах и, в частности, о жизни слуцких евреев. Хотя, в самой книге название города не упоминается — действие происходит в гипотетическом маленьком городке.
В произведении в лёгкой и юмористичной манере рассказывается о жизни Слуцка во времена СССР. Однако за юмором и лёгкостью кроется огромный житейский опыт, излагаемый героями книги.
Повесть во многом автобиографична, а многие её персонажи являются не только плодом творческого воображения — здесь угадываются и реальные жители Слуцка тех времён. В этом могут убедиться представители старшего поколения случчан, прочитав данное произведение.
В повести встречаются описания знакомых мест: деревянная танцплощадка в парке, старая городская баня, базар, «Столовая № 1» и, например, улица Четвёртая Трудовая, которую, по сюжету книги, её жители хотели переименовать в улицу Мейлаха.
Повесть состоит из 60 глав, каждая из которых, фактически, является небольшим самодостаточным рассказом. Этот авторский приём облегчает чтение произведения.
Об успехе и востребованности повести свидетельствует тот факт, что только за первые три дня было приобретено несколько десятков экземпляров книги. Многие их получили, так сказать, под заказ.
Саму книжную новинку можно приобрести у автора или в абоменентном отделе городской библиотеки.
По отзывам случчан, уже прочитавших повесть, в ней, например, блестяще представлены диалоги.
Как сказал в беседе с корреспондентом газеты «Кур'ер» Сергей Петров, он уже приступил к работе над следующей частью книги.

Алесь Достанко

Реклама

Личные впечатления
Так получилось, что автор данного материала в конце прошлого года уже был знаком с отдельными фрагментами рукописи повести Сергея Петрова. Уже тогда было ясно: ожидается та редкая книга, читая которую, смеёшься в голос. Настолько забавно и живо предстают в воображении эпизоды, описанные Сергеем Петровым в повести. Но больше всего посмеяться удалось, когда Сергей Петров просто рассказывал истории из своей повести, сохраняя интонации речи своих героев, их особый говор и фразочки, диалоги. В процессе написания книги (Сергей Петров текст повести писал на компьютере) файл с почти завершённым текстом оказался каким-то образом стёрт. Однако этот 72-летний случчанин смог по памяти восстановить всё написанное. Такая работоспособность автора может вызывать только уважение.

Алесь Достанко


Обложка книги «Мейлах в октябре». Объём издания — 248 страниц, тираж — 1000 экземпляров. Издательство Виктора Хурсика, 2009 г., Минск.


Сергей Петров родился 30 апреля 1937 года. С 1947 года живёт в Беларуси. В трудовой сфере прошёл путь от грузчика до руководящего работника. Автор сборников лирической поэзии «Свет воспоминаний» (2007 г.) и «Подснежник» (2008 г).

ЦИТАТНИК
— А кто же ты, такой любознательный, будешь?
— Я — Гутман!
— Это же надо, такой маленький, а уже Гутман! Представляю, что из тибя будит, когда ты вирастишь!

Из книги можно извлечь множество житейских анекдотов и афоризмов, забавных фраз и диалогов. Приводим некоторые из них (так, как они написаны в оригинале)
— Я ему говорила, что там хорошо, где нас нет. А он мне отвечает: я хочу уехать, где вас нет.

— Не обижай маму, иди к мине. Ты мой сын и должен тирпеть, какая я хорошая.

Слушай, Дора, а что это ты иго так закрываешь от миня? Я знаю, какая ты хитрая! В прошлый раз, когда ты у миня была в гостях, то всё хвалила капусту, а ела колбасу.

— Слушай, Рахиль! Я хорошо тебя изучил. Всё тебе не так, всему ты поперёк. У тебя, пожалуй, и «там» — поперёк!

Работали в поле от рассвета до бутылки. Как раз так было вчера…
— Ты за жизнь когда-нибудь задумывался или всё тибе цвяшки-бляшки и фигли-мигли? В жизни всё — ой, ой, ой!

— И что ты понял из того, что ты читал (в газете «Правда» — прим.ред.)? Так, как написано, это сведения для дураков. <…> Кто по строчкам читает? Нужно читать между строк! <…> Вон они пишут про Индию — дружеский визит. Что из этого следует? Появится индийский чай и презервативы. Исчезнут — мясо, консервы, зерно. Их там много, как песка в Сахаре, а кормить надо…

Я ничего не ответил, но вспомнил выражение Рахили Менделевны: «Каждому сибе!»

Отрывки из повести «Мейлах в октябре»
(публикуется с согласия автора)

***
Со временем у Миши всё чаще возникал вопрос — кто же его папа? Этот вопрос волновал не столько его, сколько любознательных взрослых — знакомых и друзей семьи. Сам Миша уже вышел из того возраста, когда словоохотливая мама на вопрос кивала на доброго аиста или на капусту. Кто-то из «доброжелателей» подсказал, что Мейлах является его отцом. Миша пожелал это выяснить и решительно вошёл в разговор с прямым вопросом:
— Мейлах! Скажи мне прямо, я — это твоя работа?
Мейлах от неожиданности растерялся и постепенно, приходя в себя, тихо и спокойно заговорил:
— Видишь ли, Миша, люди говорят всякое, но кто твой отец, я точно сказать не могу. На меня наговаривает Гриша Палкин, а на самом деле он такой плут насчёт женщин, которым частенько устраивал такие сюрпризы, а сваливал проблемы на других. Он не любит ни кошек. Н собак, ни детей, но по всему городу разбросал байстрюков. Думаю, что он твой папа.
Гриша Палкин не ожидал такого визита, но когда Миша вошёл к нему в дом, не растерялся. На вопрос он начал пространно отвечать, как опытный в этих делах человек:
— Миша. Это хорошо, что ты хочешь добыть сибе папу. С папой живётся лучше, чем без него, но при чём тут я? Чего таращишь глаза? У миня на лбу что-нибудь вирасло? Ни папа я тибе, и всё тут! Посмотри на свой нос, а типерь на мой. Видишь разницу? У тибя хороший рубильник, а у миня такое целое топорище. Теперь изучим ноги. Мои ровненькие, толстые, а у тибя как у козы — тонюсенькие и в разные стороны. Посмотри на мои глаза — они наглые и бесстыжие, а в твоих проглядывает совесть. И кроме того, ты не задумывался, почему Мейлах не носит усы? Потому что рыжие, как у тибя сичас! Дай мне свою руку. а типерь из твоих длинных пальцев сделаем трёшку, вот так — и Гриша скрутил такую элегантную фигу, хоть портрет с неё пиши.
— Видишь, как красиво получилось? — спросил Гриша и, развернув его к двери лицом, подтолкнул в зад, направив к выходу со словами:
— Неси наше изображение Мейлах, тыкни иму в нос и скажи, что это от миня на добрую память!
Мишу развеселило это предложение. Он по старому обычаю спрятал фигу в карман и понёс её Мейлаху для демонстрации, но пока дошёл до дома, забыл про обиду, и фига сама распалась на запчасти для того, чтобы закурить.
— Ну, что, папашка? Как дела? Что во сне видел? Не думай, что я недогадался!
Мейлах не стал оспаривать своего авторства, но заметил для Миши:
— Набью морду этому свистуну!

***
Мейлах сидел на кровати и читал свежую газету «Правда». <…> Он так увлёкся чтением, что не заметил, как в палату вошла Рахиль Менделевна <…>:
— Мейлах! Какие новости тибе понравились в газете? Что там пишут интиресного? — завела разговор любопытная Рахиль.
Мейлах начал рассказывать, что приехала делегация из Индии с дружеским визитом. В Польше начались забастовки. <…>
— И что ты понял из того, что ты читал? Так, как написано, это сведения для дураков. Ты что, савсем ни граматный, как дрова? Ты же читать не умеешь! Кто по строчкам читает? Нужно читать между строк! Дай газету, читака.
Вон они пишут про Индию — дружеский визит. Что из этого следует? Появится индийский чай и презервативы. Исчезнут — мясо, консервы, зерно. Их там много, как песка в Сахаре, а кормить надо…

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии