Памятный бой у Кучино

1

У деревни Кучино, рядом с участком шоссе Слуцк — Старые Дороги, стоит памятник погибшим 27 — 28 июня 1941 года советским воинам из состава 14 механизированного корпуса 4-ой армии мужественно оборонявшимся здесь под командованием тогда полковника Ивана Васильевича Тутаринова. В сложнейшей обстановке отступления и неразберихи советские бойцы, после захвата фашистами Слуцка, смогли задержать здесь танковые дивизии генерала Гудериана более чем на сутки.

Вероятно, бой у этого населённого пункта не сыграл значимой стратегической роли, но он, без сомнения, как и другие бои у многочисленных разъездов и развилок, был первым вкладом в то, что через десятилетия в истории станут называть Великой Победой.
Думаем, важным будет и то, что случчане узнают, кому и почему здесь, в Кучино, установлены бетонные фигуры скорбящего воина и девочки, приносящих на могилу солдат цветы.

Говорят документы
Из воспоминаний Леонида Сандалова, начальника штаба 4-ой армии
В ночь на 27 июня 24-й моторизованный корпус группы Гудериана захватил северную часть Слуцка и военные городки. Командный пункт Тутаринова переместился в район Калиты, а армейское управление решено было перевести в Старые Дороги. Перед отъездом туда я заглянул к Тутаринову, чтобы лишний раз напомнить ему о необходимости любой ценой удержаться здесь до того, как будет подготовлена оборона в районе Бобруйска.
— Постараемся удержаться, — заверил меня Иван Васильевич. — Все оставленные мне части и отряды я уже принял. В каждой из них успел побывать и организовал между ними взаимодействие. Теперь силами отряда полковника Богданова готовлю позади Калиты тыловой оборонительный рубеж…
Из истории боевого пути 14-го механизированного корпуса
К утру 27 июня положение отрядов 14-го корпуса было следующим: передовой отряд в составе трех рот, пяти орудий и двух бронемашин совместно с двумя ротами 161-го стрелкового полка занимал оборону по реке Случь от Варшавского шоссе до железной дороги Слуцк — Уречье. Второй отряд (четыре роты) с остатками 22-й танковой дивизии готовил рубеж Омговичи — Калита, отряд 30-й танковой дивизии с небольшим количеством танков во втором эшелоне в районе Подоресье, Больщая Боровая, Волошево, Сороги. Остатки корпуса имели несколько 122-мм гаубиц, 76-мм пушек и 45-мм противотанковых орудий. В подвижном резерве командира корпуса были два танка и бронеавтомобиль.
С утра 27 июня противник «сбил» наши войска севернее и южнее Слуцка, потеснил их восточнее реки Случь и полностью овладел городом. Однако развить наступление в быстрых темпах ему не удалось. Отряды полковника Тутаринова, заблаговременно создавшие у себя в тылу многочисленные заграждения, оказали упорное сопротивление.
К 10 часам 3-я танковая дивизия Гудериана уткнулась восточнее реки Случь в особо насыщенный заграждениями рубеж Омговичи — Калита (район деревни Кучино, прим. автора), на котором оборонялись танкисты. Противник вынужден был выдвинуть вперед пехоту с саперами и начать медленно «прогрызать» оборону.
Только около полудня немцы, обойдя оборонявшихся с севера, через Подоресье, вышли на Варшавское шоссе и устремились на Старые Дороги, где находился штаб 4-й армии.
Обход частей 14-го механизированного корпуса поставил их в тяжелое положение. Тем не менее, советские войска удерживали район Калита — Омговичи — Волошево до полудня 28 июня, перекрывая прямой путь немецким войскам по Варшавскому шоссе. В боях 28 июня командир полковник Тутаринов был тяжело ранен и эвакуирован в Могилев. Командование войсками в этом районе принял полковник С. И. Богданов, решивший начать отход на Осиповичи.

Реклама

Что рассказали местные жители
Читая вышеприведённые документы, автор этой статьи попытался найти свидетелей боя у деревни Кучино из числа местных жителей. Вот что удалось установить. По рассказам свидетелей, один танк занял позицию у Кучино вдоль шоссе со стороны деревни Подлошица. Позади его, на значительном удалении была установлена 76-ти миллиметровая пушка. Две другие бронемашины расположились со стороны Старого Гудкова. Рядом с орудием и танками находилась и наша пехота.
Как только из-за поворота шоссе недалеко от деревни Васильково появилась немецкая колонна, по ней открыл огонь расчёт артиллерийского орудия. До колонны было далеко, и разорвавшийся снаряд не причинил противнику вреда.
Жители Васильково в страхе разбежались в разные стороны. В ходе разгорающегося боя вспыхнули отдельные дома. Начался пожар по другую сторону шоссе в деревнях Немча и Муровищино. Видать, там схлестнулась пехота противоборствующих сторон.
Танк у Подлошиц, умело маневрируя и ведя огонь по противнику, постепенно отступал в сторону деревни Калита. Две другие машины, отстреливаясь, медленно отходили в направлении Старого Гудкова. Один танк проскочил через мост мелиоративного канала, а двигающаяся за ним машина с боеприпасами опрокинулась в воду. Видимо, её сбросило от разорвавшегося недалеко артиллерийского снаряда. Мы, послевоенная детвора, ещё долго на этом месте находили патроны и гранаты.
Второй танк увяз недалеко от моста в болоте, и экипаж покинул его. После войны местные кузнецы срезали с него части брони, которая шла на изготовление плугов. По рассказам моей мамы, уцелевшая бронемашина везла на броне раненого офицера (полковника). Он умер у Нового Гудкова, и солдаты похоронили его за нашими огородами. Уже в начале 1950-х годов останки офицера были перезахоронены, скорее всего, в Кучино, в братской могиле.
Среди участников боя было немало раненых. Некоторых из них укрыли местные жители. Пожилая учительница Елена Давидовская из деревни Калита рассказывала мне в 1971 году как лечила и прятала молоденького офицера, который потом ушёл к партизанам.
На второй день, 28 июня, бой сместился на восток, а пришедшие в себя местные жители начали хоронить убитых советских солдат. В захоронении участвовал мой родной дядя Алексей Борисовец, будущие партизаны бригады имени Фрунзе Антон Корбут и Ян Тамашевский. Они насчитали 53 убитых воина. Кстати, по их словам крестов на немецких могилах вдоль шоссе было не меньше.

Памятник в Кучино
Похоронили солдат там, где сегодня находится памятник в Кучино и частично на месте нынешней зоны отдыха. Сейчас хорошо известно, что в братской могиле покоится 69 человек. Вероятно, они были перезахоронены здесь уже после войны.
До 1974 года в Кучино стоял кирпичный памятный знак покрытый штукатуркой. В 1974 году к тридцатилетию освобождения Белоруссии благодаря стараниям Марии Янович, которая тогда возглавляла районный отдел культуры, могилы были приведены в порядок, а рядом установлен новый памятник. На его открытие приезжал генерал-полковник Иван Васильевич Тутаринов, части которого сражались здесь в 1941 году. Кстати, он был приглашён в Слуцк именно на юбилей освобождения. Тогда ему было присвоено звание Почётного гражданина города Слуцка.
Можно напомнить, что Тутаринов по стечению обстоятельств так же освобождал наш город в июне 1944 года, командуя уже 9-ой Кубанской кавалерийской дивизией.
Тогда, в июле 1974 года, на могиле состоялся траурный митинг, а в честь погибших воинов прозвучал салют.

Михаил Тарасевич


27 июня 1941 года. Колонна немецкой бронетехники проходит через горящий город Слуцк. Через несколько часов она столкнётся с упорным сопротивлением отрядов полковника Тутаринова в районе деревни Кучино


Памятник погибшим воинам у деревни Кучино. Первоначально в июне 1941 года здесь было похоронено 53 бойца


Посвящение в Почётные граждане Слуцка Ивана Васильевича Тутаринова (в центре). Фото 1974 года

1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Modernist
Modernist
19 мая 2014 20:26

На сутки части Тутаринова врага может и задержали, но это ничего не решило. Посмотрел в интернете материал про Бобруйский аэродром на сайте журнала"Военное обозрение".Там цитируется доклад командира47стрелкового корпуса командующему 4й армии:"В 2200 27.6.41 при появлении ТАНКОВ противника распоряжением командующего 4й армии взорваны 3 моста через Березину в районе Бобруйск".То есть 27 го танки были под Бобруйском. Тутаринов задержал части Гудериана на Варшавском шоссе, они пошли в обход обороны. Но к Бобруйску танки вышли 27го. Скорее всего это были танки Гота.