Англичане отправили в ГУЛАГ

0

Американцы, освободив из фашистской неволи, передали Николая Загурского англичанам, а те вернули на родину, которая определила ему 10 лет лагерей
В центре Старых Дорог в деревянном доме живёт 82-летний Николай Григорьевич Загурский, по судьбе которого чёрным крылом прошлись события 30−50-х годов прошлого столетия. В 15 лет он был вывезен фашистами в Германию, затем попал во Францию. Здесь из фашистского рабства его освободили американцы и вместе с другими бывшими узниками отправили в Англию. Однако, оказавшись в числе тех, кого англичане передали СССР, Николай Загурский попал в сталинские лагеря.

Николай Григорьевич — украинец, родом из Сумской области. Отец его жил на хуторе, имел пару коров, коня да десятин 15 земли. В семье было двое детей: сын Николай, 1927 года рождения, и дочь Татьяна, на два года моложе брата.
С 1930 года семью «душили» налогами. А затем раскулачили и выслали из Украины. Так и попали они в город Старые Дороги, где поселились в бараке военного городка. Здесь в начале 1941 года отцу припомнили, что он участвовал в Кронштадтском мятеже. В итоге, 10 лет лагерей.

Война застала 14-летнего Николая у родственников в Сумской области, которых он поехал навестить после окончания 7 класса. Отсюда вместе в 1942 году он был отправлен в Германию.
Работал на военном заводе в рейхе, строил во французской Нормандии бункеры и дзоты. Жил впроголодь в холодных бараках.
Освободили его американцы. Как вспоминает Николай Григорьевич, бывшие узники до номера 20 596 включительно были отправлены в США, а остальных передали англичанам. На баржах их переправили в Англию, в портовый город Дувэр, потом — в город Гастинг.
Занимались разминированием побережья Ла-Манша. Каждую субботу получали зарплату и по 50 сигарет вне зависимости, куришь ты или нет. Одели Николая и его товарищей в военную, с иголочки, английскую форму. Кормили отлично. Чувствовали себя они относительно свободно: вечером после переклички могли до 7 утра уходить в город.

Реклама

Всё шло относительно хорошо. Но премьер-министр Черчиль вспомнил о соглашении со Сталиным и решил передать СССР всех советских граждан. Некоторые, в том числе и 17-летний Николай Загурский, помнивший о преследованиях семьи и аресте отца, написали Черчилю письма с просьбой оставить их в Англии. Сделать это советовал Николаю и один английский майор: «Ничего, кроме лагеря, вас там не ждёт».

Однако чуда не случилось: около 10 тысяч человек отправили в Одессу. Здесь из них была сформирована 12 стрелковая дивизия. Но на фронт она не попала, так как наступил долгожданный День Победы. Всю дивизию перебросили на Урал. Там всех, кто хотел остаться в Англии, в том числе и Николая Загурского, арестовали. Военный трибунал дал Николаю 10 лет трудовых лагерей.
Работал он на нефтеперерабатывающем заводе «Крекинг» в Башкирии. Кормили два раза в день: утром и вечером баландой. И только с 1948 года питание стало трёхразовым. В том же году появился и выходной день — воскресенье.
Николай хорошо запомнил бывшего священника Нечитайло из Харьковской области, который был осуждён по политической 58-й статье «за агитацию против Советской власти и систематическое уклонение от уплаты налогов». В лагере этот богатырь ростом под два метра поддерживал осуждённых морально: «Хлопцы, не падайте духом. Может, доживёте, когда эта система развалится». И отказывался работать в субботу и воскресенье — в эти дни молился. За саботаж и отказ от работы ему добавили ещё пять лет к «десятке».
На второй месяц пребывания в лагере Николая вызвал капитан НКВД и предложил быть «стукачом» — докладывать, кто о чём говорит, пообещав освобождение через полгода. Загурский отказался: «Продавать никого не буду».
После этого пришлось ему работать в Североуральске на боксидных шахтах, где добывали руду для получения аллюминия.
Сообщение о смерти Сталина зэки встретили восторженно. Уголовники на радостях подожгли два барака. Однако охрана быстро навела порядок, и всех бунтарей куда-то увезли. Остальных зэков погрузили в столыпинские вагоны и привезли в Нижний Тагил. Не стало крика, нецензурной ругани. Поселили в бараки, где уже были койки, тумбочки. В столовой хлеб был без ограничений. Появились мясной суп, котлеты, компот.
Отсидев в ГУЛАГе 8 лет, Николай Загурский был освобождён по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 24 апреля 1954 года.

Летом того же года он вернулся в Старые Дороги к родителям. И — неожиданная встреча! Отца, заболевшего тифом, отпустили из лагеря умирать, но он выжил. Николай работал строителем в РайПО, слесарем в «райсельхозтехнике».
Принципиально не женился. Сейчас живёт один, отказавшись от помощи социального работника. Его уединение иногда нарушает приезд сестры, которая живёт в Мозыре.
Несмотря на возраст, Николай Григорьевич ездит на велосипеде на водоёмы Стародорожчины ловить рыбу удочкой и спинингом. «Это успокаивает, — говорит он, — на здоровье не жалуюсь.» Читает. Одной из его любимых книг являются воспоминания генерала армии А.В. Горбатова «Годы и войны». Автор прошёл круги ада ГУЛАГа, в 1941 году, через 4 года отсидки, был освобождён и успешно воевал. Удостоен звания «Герой Советского Союза».
В конце 1994 года Николай Григорьевич получил удостоверение малолетнего узника за № 60 514. Справедливость восторжествовала. Вот только льготы, сетует он, теперь отменены…

Владимир Вашкевич

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии