Я горжусь мужчинами нашей семьи

0

В год освобождения Беларуси от фашистов мне было 9 лет, а в этом году мы будем отмечать уже 65-летие изгнания врага с нашей земли. В канун Дня защитников Отечества низкий поклон ветеранам!..

Память всё чаще возвращает меня в те 40-е — и военные, и послевоенные. После освобождения Беларуси мы вернулись домой из Сибири, где были в эвакуации. А дом наш — это деревня Дюдево Слуцкого района (теперь — Маяк).
Воспитывал нас, четверых внуков, дед Арсений Иванович Лозовский, человек военный, инвалид Первой мировой войны. В Великую Отечественную погибли семь его племянников и два зятя. В том числе и мой отец — офицер Красной Армии. А два оставшихся в живых члена нашей семьи дошли до Берлина, потом воевали на Дальнем Востоке. Многие не вернулись с фронта, кто-то погиб, сражаясь в партизанском отряде. Кстати, сегодня в деревне Маяк недалеко от сельского исполкома стоит памятник павшим защитникам родной земли. Он всегда ухожен. Спасибо за это председателю сельисполкома Леониду Николаевичу Русакевичу. Знаю, что и его отец воевал, а затем поднимал колхоз, который в 50−60-х годах был одним из лучших в районе.
Дедушка наш был человеком честным, добропорядочным и трудолюбивым. Эти качества он и в нас воспитывал. Односельчане очень часто обращались к нему со своими заботами. Он словом и делом помогал каждому. Стараниями деда Арсения мы выросли, все получили высшее образование. Спасибо ему за науку! Всё доброе, вложенное им в нас, мы передали своим детям.
Помню, как в нашем деревенском домике по вечерам собирались односельчане, уцелевшие в военное лихолетье. Я, сидя на печи, любила слушать, о чём говорили старшие. А говорили они чаще всего о пережитом, о том, что выпало на их долю.
Нередко рассказывали и о тех, кто служил немцам, о полицаях. Люди отмечали, что в деревню ночью наведывались партизаны, а днём полицаи. И при этом не было доносов на сельчан, родственники которых были партизанами. Видимо, действовал негласный договор. И это спасло многих. Ведь, если бы немцы узнали о партизанских семьях — были бы репрессии.
После освобождения многих полицаев за измену Родине наказали. Некоторых расстреляли, а их семьи были высланы на лесоповал. Были среди сельчан и такие, которые скрывались от войны или дома, или у дальних родственников. Я запомнила из рассказа дедушки, что один вырыл лаз и прятался в нём до освобождения, а другой отсиделся на сенных складах под Осиповичами.
Но в нашей семье пережидавших, отсиживающихся не было. Я горжусь тем, что все мужчины нашего рода честно, большинство до смертного конца, исполнили свой долг перед Родиной. Они были воинами и, сражаясь с врагом, приближали Победу. Горжусь я и тем, что сегодня мои сыновья, оба полковники, служат в армии, продолжая дело моих деда и отца.

Н.Николаева, Слуцк

Реклама

В нашей семье пережидавших, отсиживающихся не было. Я горжусь тем, что все мужчины нашего рода честно, большинство до смертного конца, исполнили свой долг перед Родиной

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии