Я — лишь наполовину я, остальное — бактерии, вирусы, плесень…

0

Смотрел вчера по ОНТ документальный фильм «Плесень» (реж. Дмитрий Васильев). И сразу вспомнилась прежняя публикация «Кур'ера» полуторагодичной давности («Кур'ер» № 23 от 7 июня 2007 года): «Люди — это гибриды „человека разумного“ и бактерий». Саму статью читайте ниже. Прочитаешь такие вещи, посмотришь фильм и невольно задумаешься: «Я — это не совсем я». А бактерии, вирусы и плесень, видно, мне в ответ согласно «кивают»: «Да, „я“ — это ещё и мы»" В общем, понятие «я» как что-то обособленное от этого окружающего мира — скорее иллюзия. Прям, буддизм какой-то.

Отрывок статьи, опубликованной в газете «Кур'ер» № 23 от 7 июня 2007 года (pdf-файл газетной страницы можно скачать здесь, размер 114Кб)

Люди — это гибриды «человека разумного» и бактерий

То, что в человеческом теле присутствуют бактерии, не новость (они есть, хотя бы, в кишечнике). Но учёные из Имперского колледжа в Лондоне полагают, что для дальнейшего развития биологии и медицины необходимо ввести новое понятие — рассматривать комплексно не человека, а суперорганизм, гибрид человеческих и нечеловеческих клеток.

Реклама

Человек — это собрание, человеческих клеток, а также бактериальных, грибковых и вирусных форм жизни, говорят англичане, и человеческий геном в этом конгломерате вовсе не преобладает.

В теле человека, о котором каждый из нас привык говорить «Это Я» — несколько триллионов клеток и более 100 триллионов бактерий 500 видов! А также неисчислимое множество вирусов.

Это — биологическое сожительство выгодно обеим сторонам. Однако все аспекты такого взаимодействия до сих пор изучены плохо.

Мы знаем, что бактерии помогают нам переваривать пищу и участвуют в борьбе с инфекцией. Мы знаем ещё очень много, но узнать предстоит больше.

Профессор Джереми Николсон полагает, что для дальнейшего развития новейших методов борьбы с сердечными заболеваниями, раком, неврологическими болезнями необходимо использовать новое понятие человеческого суперорганизма и углублённое изучение влияния наших внутренних «сожителей» на метаболизм.

И в этом плане расшифровка человеческого генома, о котором столько с восторгом говорят, — лишь малая часть того, что нужно сделать для понимания наших внутренних процессов, ведь по количеству ДНК в наших телах лидируют именно бактерии, а не человеческие клетки.

И что из этого… Или почему нам почти не помогают диеты

Исходя из этого для нас, не учёных, становится понятным, почему одно и то же лекарство действует на разных людей по-разному. Обретает новый смысл и фраза: «Мы то, что мы кушаем», ведь определённый вид пищи по-разному действует не только на наше человеческое тело с его специфическим генетическим кодом, но и на наше второе «вирусно-бактериальное Я», стимулируя развитие одних биологических культур и угнетая другие.

А диеты. Одним помогают, другим — абсолютно никак. Не говоря о тех, кто сколько ни кушает, не полнеет. Мы привыкли говорить — такая конституция тела. А может, всё решают три килограмма бактерий, живущих в вашем кишечнике, их «конституция» и их влияние на метаболические процессы? И это не считая тех триллионов «не наших» бактерий и вирусов, обитающих по всему человеческому телу.

Вирусы — самый загадочный биологический объект

Как вы полагаете, вирусы живые или нет? Что бы вы сейчас ни ответили, ответ будет неверным. Так как он будет зависеть от того справочника, где вы найдёте информацию. Правильный ответ: «Вопрос остаётся открытым».

Сторонников причисления вирусов к формам жизни подкупает наличие сложной структуры из органических молекул, что ещё важнее — присутствие собственного, вирусного генетического кода и способность к размножению.

Однако размножаться вирусы самостоятельно не могут: за них это делают внутренние механизмы клетки, которую вирус заражает.

Сам работать со своими генами вирус не может — не в состоянии синтезировать белки, хотя имеет белковую оболочку. Он просто похищает готовые белки у клеток. В состав некоторых вирусов даже входят углеводы и жиры, но опять-таки ворованные.

И вообще, вне клетки-жертвы вирус — это просто гигантское скопление пусть и очень сложных молекул, но ни обмена веществ, ни каких-либо ещё активных действий.

Удивительно, но самые простые существа на планете (мы условно всё же будем именовать вирусы существами) — одна из самых больших загадок науки.

Вирусы показали людям, что граница между живым и неживым зыбка. Они словно балансируют на самой грани между тем и другим. Или просто недостаточно совершенны наши определения живого?
Так или иначе, но вирусы давно оставили в покое, имея в виду определение их в какой-нибудь раздел «справочника тварей божьих». Вирус — это вирус, и точка.

Есть версия, что вирусы возникли когда-то очень давно, благодаря получившим свободу внутриклеточным комплексам. Внутри нормальной клетки происходит движение множества разных генетических структур (информационные РНК и прочее, и прочее_), которые могут являться прародителями вирусов.

Но, может быть, всё было совсем наоборот, и вирусы — старейшая форма жизни, точнее, переходного этапа от «просто химии» к живому на Земле.
В общем, «что было раньше — курица или яйцо?»

Даже происхождение самих эукариотов (а значит, и всех одно- и многоклеточных организмов, включая нас с вами) некоторые учёные связывают с вирусами.
Возможно, что мы появились в результате «сотрудничества» вирусов и бактерий. Первые предоставили генетический материал, а вторые — рибосомы — белковые внутриклеточные фабрики.

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии