Добрая сказка

0

В час, когда с неба падали звёзды и конфетти, мы вместе с вами, уважаемые читатели, подводили итоги старого года, загадывали желания на новый и поднимали бокалы за то, чтобы вы, а вместе с вами и наша газета, в набирающем силу 2009-ом, стали ещё успешнее — в карьере, любви и творчестве.
Первый в этом году выпуск «Творчага завулка» предлагает вам «Добрую сказку» нашего самого активного автора Геннадия Романова. Следуйте примеру его героев, и всё будет хорошо или… очень хорошо, как в сказке!

По залитому солнцем, чистенькому полю тянулись изумрудные цепочки свекловичных всходов. Только, кое-где, нелепо абстрактной аппликацией нарушали гармонию недополотые наделы. На одном из таких участков, старательно, не поднимая голов, махала мотыгами молодая пара. Навстречу им от развалин старого хутора бежала светловолосая девочка лет трёх и звонко кричала:
— Папа, мама, там Гуга! Гуга там!
Родители испуганно выпрямились, но в широко открытых глазах дочери читался не испуг, а восторг. Отец шутливо спросил:
— Гуга страшный-страшный и большой-большой?
— Нет! Вот такой — и девочка пальчиками показала расстояние сантиметров в десять. Потом подумала и развела ручки почти на метр.
Отец с матерью рассмеялись и начали снова старательно просекать сорняки. Девочка шла рядом и восторженно щебетала:
— Нет, правда-правда. Он добрый и умный. Он всё-всё знает. И на земле, и под землёй, и про рассветы, и про птиц. Правда-правда! Я сейчас покажу его.
И девочка нырнула в заросли травы и кустарника.
Мать открыла бутылку с водой, сделала несколько глотков и с удовольствием распрямила на траве натуженную спину. Отец сел в тени куста, закурил и начал с любовью наблюдать за мелькающей между кустов белокурой головкой.
— Это всё ты, со своими дурацкими рассказами, — недовольно промолвила женщина. — Нет бы прочитать ей сказку или стишок, так выдумываешь всякую ерунду на ночь.
— Да брось ты, просто ребёнку скучно здесь одному, вот она и выдумывает себе друзей.
— Всё-таки надо было оставить её в деревне.
— Ну да! Дед пошёл бы на работу, бабка управлялась бы по хозяйству, а дочка пошла бы знакомиться с соседскими собаками. Это было бы действительно страшно. А так, что с ней сделается среди поля?!
Ладно, нужно по-быстрому заканчивать, чтобы успеть в городе подготовиться к работе и отдохнуть.
Родители поднялись.
— Полинка, — позвала мать, — тебе не страшно здесь одной?
— Нет, — грустно сказала девочка, — просто Гуга слишком хорошо спрятался.
Мать достала из пакета две конфеты и протянула дочери.
— Мы быстренько пробежим в ту сторону и потом поедем домой.
Девочка взобралась на большой валун, лежащий на обочине, затолкала в рот конфету и стала с грустью смотреть вслед удаляющимся родителям. Рядом послышалась возня. Полинка резко и зло обернулась, хотела что-то обидное сказать своему новому другу, но маленький человечек так забавно и виновато смотрел на неё, что девочка рассмеялась.
— Не обижайся, Полинка, — извиняющимся тоном проворковал человечек, — Просто мы маленький народ маленьких людей, и все нас хотят обидеть. Сначала нас изводили, пытаясь добыть наши клады, не понимая, что наши самоцветы сверкают только тем, у кого чистая и прекрасная душа. Для тех, у кого она холодная и безразличная, самоцветы превращаются в обычные камешки.
Потом нас жгли на кострах, как ведьм и колдунов. А сейчас человек возомнил себя Богом и уничтожает всё, что у него на пути.
— Но мои мама и папа не такие, они хорошие!
— Я верю тебе, Полинка, но я отвечаю не только за себя.
Девочка подумала, потом достала конфету и протянула Гуге. Тот улыбнулся и спрятал конфету в глубокий карман камзола, а оттуда он достал камешек и положил в ладошку девочке. У Полинки прямо дыхание перехватило, камень сверкал и переливался всеми цветами радуги.
— Вот видишь, — сказал Гуга, — я знал, что у тебя прекрасная душа. Это тебе на счастье, только никому не показывай, — и он сложил ладошку девочки в кулачок.
— А если тебе станет грустно, сожми камешек в кулачке, и на душе потеплеет. Ну, мне пора. Вон уже твои родители возвращаются.
И маленький человечек растворился среди трав.
Больше месяца родители не могли вырваться из города. Зато, когда они приехали в деревню, Полинка первым делом побежала к своему другу. Однако травы и хлеба за это время выросли, и она просто-напросто заблудилась. Ох, и переполох же был в деревне. Когда девочку нашли, мама то плакала, то ругалась. Полинке пришлось пообещать, что она больше никогда не пойдёт искать «своего Гугу». Девочка слово сдержала.
С годами камешек начал тускнеть, но когда на душе было тяжело и холодно, Полинка сжимала его в кулачке, и по телу разливалось тепло.
На втором курсе университета она познакомилась с парнем. С ним было интересно и хорошо. Хорошо разговаривать, хорошо сидеть рядом в кино, хорошо просто так, как этим тёплым вечером гулять по городу. И Полинке захотелось, чтобы так было всегда. Она достала из кармана камешек и сильно сжала его. Камешек начал быстро разогреваться.
— Ой! — вскрикнула Полинка от нестерпимого тепла и разжала кулак. Даже в лучах городских фонарей камешек сверкал, как в том далёком детстве.
— Вау! — с восхищением воскликнул молодой человек.
— Ты видишь? Ты видишь это?! — удивлённо-восторженно спросила Полинка.
— Ещё бы не видеть такую-то красотищу! Откуда это у тебя?
— Мне подарил один мой друг.
— Ты и не говорила, что у тебя в друзьях принцы.
— Он не принц. Он правитель одного маленького народа. Очень маленького. На счастье подарил.
— Пусть это счастье обязательно будет с тобой, — и парень, точно, как тогда Гуга, сжал Полинкину ладошку в кулачок.
Этой ночью спать она уже не могла. Первым же автобусом отправилась в деревню и, не заглянув даже к бабушке, побежала к старому хутору.
Вот и первый перекрёсток. Здесь стояли «три великана», от которых осталось только ядовитое пятно почерневшей земли. От них — направо, бегом, без отдыха, невзирая на дождь, грязь и лужи под ногами. Вот здесь! Но что это? Полинка присмотрелась и увидела, что-то место, где был хутор, выделялось слабыми и светлыми восходами. Она бессильно опустилась на обочину и заплакала.
— Это я виновата! Это я!
Девушка с силой сжимала камешек, и вдруг он начал нагреваться. Полинка разжала ладошку, и, неизвестно каким чудом, прорвавшийся через плотные облака луч солнца заиграл на ожившем самоцвете.
— Гуга! Гуга, ты где?
Словно из-под земли, перед ней вынырнула ласка. Маленький зверёк встал на задние лапки и с любопытством уставился весёлыми бусинками глаз.
— Это ты, Гуга? — растерянно спросила Полинка.
— Нет, — прозвучало где-то в голове, — Гуги здесь больше нет. Но ты здесь не виновата. Просто амбициям человека становится мало места, и он осушает болота, вырубает леса, распахивает целину. Вот и до этого старого хутора добрался. Гуге с его соплеменниками пришлось искать другое место. Но он знал, что ты снова придёшь, и попросил меня напомнить тебе, что этот камешек сверкает только тем, у кого чистая и прекрасная душа. Гуга пожелал, чтобы твой камешек всегда сверкал. Счастья тебе, Полинка!
И ласка растворилась в траве.
Полинка шла среди зеленеющих полей под тёплым весенним дождём и её переполняла необыкновенная светлая радость. Она была благодарна маленькому человечку с огромной душой.

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии