Учёный и разведчик

1

О Петре Фёдоровиче Протасене, отважном слуцком подпольщике и разведчике, до настоящего времени знают немногие. При жизни он не любил афишировать своё военное прошлое. Да и трудно поверить, что сугубо мирный человек — преподаватель и учёный, доцент философии — в годы войны являлся одной из ключевых фигур специальной разведгруппы «Южные», действовавшей в районе Слуцка с октября 1943 года. Об этом человеке мы и расскажем сегодня читателям «Кур'ера».

Начало войны Пётр Протасеня встретил в Минске. Отходя с семьёй на восток по могилёвскому шоссе, он оказался на оккупированной немцами территории. Возвращаться в Минск было опасно. В городе его хорошо знали как преподавателя философии местных вузов и внештатного инструктора Минского горкома партии. Поэтому пришлось пробираться на родину — в деревню Басловцы Слуцкого района (сейчас это деревня Борок), где Пётр Фёдорович поселился с семьёй в доме сестры.
Зиму 1941-го пережили впроголодь, а впоследствии средства к существованию давал небольшой земельный участок.

Подпольщик-доброволец
Уже в это время Пётр Протасеня совместно с Павлом Дубовиком, бывшим завучем слуцкого педтехникума, создали свою подпольную группу. Действовали как могли. Например, при проведении переписи людей и имущества организовали подачу оккупационным властям ложной информации, исключив из списков активистов и, по возможности, молодёжь. Распространяли партизанские листовки. Выпускали свои. Позже, опасаясь ареста и репрессий по отношению к родственникам, по совету знакомого врача Ивана Соловья, Протасеня переезжает в Уречье, где по заданию партизан устраивается приёмщиком картофеля в Центр тылового обеспечения и создаёт там подпольную группу. Жена Зинаида пошла работать в местную больницу врачом.
Имея связь с партизанами, Пётр Протасеня получает задание собирать и доставлять в лес продовольствие. Немалая помощь оказывалась и местным жителям. Им выписывались ложные справки и квитанции на сотни тонн якобы сданной продукции. Удавалось добывать и оружие, на поток было поставлено снабжение партизан разведданными.
Однако немцам удалось выйти на подпольщиков: по доносу при проверке вагонов обнаружилась недогрузка продуктов. Начались массовые аресты. Пётр Протасеня чудом остался на свободе: во время облавы его не оказалось дома. Фашисты схватили его жену и детей и на следующий день расстреляли их.

Реклама

Разведчик у «Южных»
Оставаться в Уречье после провала было нельзя, и Протасеня с врачом Соловьём уходит к партизанам. После непродолжительного пребывания в должности начальника разведки партизанского отряда имени Сергея Лазо он в октябре 1943 года включается в состав спецгруппы НКГБ БССР «Южные».
Спецгруппа была сформирована в Москве, и в октябре 1943 года её забросили в тыл гитлеровцев с заданием вести разведывательно-диверсионную работу в Слуцком, Копыльском, Гресском и Стародорожском районах. Руководитель группы капитан Николай Левых (псевдоним — Корнев), работавший до войны сотрудником Слуцкого межрайонного отдела НКГБ, после личной встречи понял, что Протасеня может оказаться полезным помощником. Неудивительно, что ему поручают руководить всей разведработой в Слуцке и Слуцком районе.
И Пётр Протасеня блестяще справился с этим заданием. Имея обширные связи в различных немецких организациях, личные контакты с партизанскими разведгруппами и подпольщиками, он наладил регулярную поставку разнообразной информации. При её сборе, анализе, обработке и передачи на «большую землю» главную роль сыграли его аналитический склад ума и опыт преподавательской работы.
Не менее важным было проведение и диверсионных операций, хотя это и не являлось основной задачей «Южных». Под руководством Петра Фёдоровича в январе 1944 года в очередной раз была выведена из строя электростанция Слуцка, ликвидирован начальник копыльской полиции Лобан. При его непосредственном участии было взорвано несколько автомашин, бронетранспортёр и танк, пущены под откос три эшелона…
Возвращаясь с очередного задания 2 июля 1944 года, когда в Слуцке уже праздновалось освобождение города, Пётр Протасеня наткнулся на группу власовцев, переодетых в советскую форму. Те под предлогом выяснения личности задержали разведчика и, узнав, кто он такой, повели на расстрел. Он совершает побег, но три пули всё же настигли Петра Фёдоровича. Тяжело раненый, он с трудом добрался до ближайшей деревни, откуда был доставлен в Слуцкий госпиталь.
Вернувшись после выздоровления в Минск, Пётр Фёдорович участвовал в восстановлении города. В течение нескольких лет работал проректором по учебной и научной работе Минского педагогического института имени М. А. Горького, заведующим кафедрой философии Республиканской партийной школы и Белорусского политехнического института. С 1975 года — профессор института философии Академии Наук БССР. После ухода в 1986 году на пенсию продолжал научную и преподавательскую деятельность. Он является автором более 60 научных работ, под его руководством подготовлено 20 кандидатов и 10 докторов наук. 5 июля 1987 года Петра Фёдоровича не стало. Похоронен он на Северном кладбище Минска.

Василий Тишкевич,
Сергей Богдашич

Штрихи к портрету Петра Протасени
Из воспоминаний Алексея Андреевича Новика, жителя деревни Серяги Слуцкого района.
«Когда я воевал в отряде имени 14 Слуцких партизан, то некоторое время в нашем лагере находился Пётр Протасеня, уроженец деревни Басловцы Слуцкого района. С ним было ещё несколько помощников. С помощью рации они выходили на связь с „большой землёй“. Я и другие партизаны считали, что это была разведгруппа нашей партизанской бригады.
По заданию Протасени мы не раз выходили на железную и автомобильные дороги, вели учёт проходящих эшелонов с техникой и живой силой противника, а также направления их перемещения. Выполняли мы и другие поручения, например, отмечали на картах Слуцка и других населённых пунктов расположение военных и промышленных объектов.
После войны я не раз встречался с Петром Фёдоровичем, когда учился в Минском педагогическом институте. Время было тяжёлое, и он помог мне устроиться в институте лаборантом.»
Из воспоминаний Валентины Соловей, жительницы Минска.
«Мой отец Иван Трофимович Соловей и Пётр Фёдорович Протасеня были знакомы ещё до войны. А в 1942 году они случайно встретились на слуцком базаре, потом вместе вели подпольную работу в Уречье. После провала группы ушли в партизанский отряд, где оказалась и я.
Знаю, что Пётр Фёдорович очень переживал по поводу гибели своей семьи. Была свидетелем, как он рассказывал отцу, что, помимо выполнения основных заданий, один вступал в бой с немцами и полицейскими и не раз был на краю гибели. Понимаю, человек хотел отомстить.
После войны папа, мама и я часто бывали в гостях у Петра Фёдоровича. У него уже была другая семья. Это был очень добрый и отзывчивый человек, который всегда помогал своим друзьям и знакомым.
А какие он читал лекции! В начале 1960-х я была свидетелем, как на лекции Протасени по философии в политехническом институте собирались студенты и аспиранты из других вузов и аудитория всегда была переполнена.
Таких людей я за свою жизнь больше не встречала.»

1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Наталия Александрович (Протасеня)
Наталия Александрович (Протасеня)
17 января 2009 16:56

От всего сердца благодарю авторов за прекрасную статью о моем отце, Петре Федоровиче Протасене. У меня есть несколько уточнений и поправок. И если Вас это интересует, со мной всегда можно связаться через электронную почту natalaleks@mail.ru
С уважением,
Наталия Александрович (Протасеня)