«Иначе мы погибнем»

0

В советские времена был на Случчине колхоз «III Интернационал», которому принадлежали лесные массивы в районе деревни Рыжица, что на границе Слуцкого и Стародорожского районов. Один из этих массивов получил своё название «Рыжица» от деревни, а второй именовался «Лужок». Оберегал их колхозный лесник-сторож. Это были ухоженные, а потому красивые места.

Анатолий Николаевич Радкевич, живущий в деревне с 1929 года, вспоминает, что «Рыжица» занимала около 30 гектаров, а «Лужок» — гектара 3−4. «Хорошие были леса, — говорит Анатолий Николаевич. — Берегли их по-хозяйски, — вот в чём дело. „Лужок“ вообще был для нас как парк».
Но наступили другие времена, а с ними и иное отношение к нашему не рекламному, а подлинному богатству — лесу. Как гласит перефразированная поговорка: «Другие времена — другие правы».
Лесные угодья колхоза в конце 80-х годов прошлого века, во времена, известные как перестройка, были переданы лесхозу. Объяснили это тем, что колхоз не в состоянии организовать надлежащий уход за лесом, что он не может обеспечить его сохранность. У лесхоза же есть подготовленные кадры, опыт работы, спецтехника, поэтому он всё сделает, как говорится, в лучшем виде.
И начали делать. Лес продавали на корню гектарами. Купившие его бессовестно и бездушно искромсали-испоганили всё, не боясь ни власти, ни Бога, ни людей. От былого порядка остались лишь воспоминания. Да ещё боль в душах колхозных ветеранов, чьими руками тот порядок создавался и поддерживался. «При колхозе в лесу даже ветки не валялись — всё убиралось. Такой вот был порядок», — делится Анатолий Николаевич.
Сейчас же, например, в Растоках (местное название одного из лесных участков — прим. ред.), валяются некогда спиленные, но ставшие ненужными, деревья. А «Лужок» вообще вырубили под корень. Всё подряд. Вчистую. О том, во что превратили красавец-лес, супруги Радкевич говорят: «Те- перь — бардак. Всё загажено. Ветки от деревьев не вывозятся. Их кучи зарастают кустарником, крапивой… Что после нас останется?» Сохранилась пока та часть леса, которая «прижалась» к крайним домам Рыжицы.
Раз есть лес, есть и его обитатели. К околице деревни часто выходят кабаны, косули, дикие козы. Влечёт их сюда то, что растёт на огородах и полях.
В начале сентября поздним вечером, когда деревня уже готовилась ко сну, на окраине Рыжицы появилось несколько иномарок. А через некоторое время в наступивших сумерках раздались пять выстрелов, один за другим, почти дуплетом.
Лидия Сидоровна, жена Анатолия Николаевича, предположила, что это у военных учения начались. Но супруг определил: «Это диков наших стреляют… Под самыми окнами.».
Трудно сказать, каким был «урожай кровавой жатвы», но при свете дня жители деревни увидели следы крови. И это не единичный случай. Подобное, по словам Анатолия Николаевича, происходит здесь нередко, «Иногда это похоже на канонаду… Так всё перебьют…», — рассказывает он с неподдельной болью в голосе.
Чтобы человек не уничтожал в лесу — деревья или то, что живёт и растёт под их кровом — он уничтожает природу, частью которой сам и является. Если вдруг человечество исчезнет с планеты, природа сохранится. Более того, она, вероятно, вздохнёт с облегчением. Если же на земле не станет лесов, жизнь погибнет. И мы тоже. Все.

Михаил Волошев

Реклама

От редакции
В Солигорской межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира «Кур'еру» сообщили, что сейчас в разгаре сезон охоты на копытных. Охотиться разрешено еженедельно с субботы до вторника включительно и в праздничные дни.
При этом стрельба разрешена на удалении не менее 200 метров от населённых пунктов.

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии