Чехи помнят Томаша

0

К случчанке Галине Тимофеевне Янукович в середине мая приезжали гости из Чехии — Милослав Мишнер со своей родственницей Драгуславой Мишнеровой. Встретили их как самых дорогих и близких людей. Дружба с жителями небольшого чешского городка Казанеёв началась в далёком 1945 году, ещё до рождения Галины Тимофеевны. Судьба распорядилась так, что её отец Тимофей Фёдорович Прилищ был спасён добрыми людьми из этого городка. Томаш, так называли его чехи, стал их любимцем. После войны он не раз бывал там со своей семьёй и принимал своих друзей в Слуцке. Уже нет в живых ни Тимофея Фёдоровича, ни его спасителей, но дружить продолжают их дети и внуки.

Милослав Мишнер и Галина Янукович побывали в Слуцком краеведческом музее, где ко Дню Победы была организована выставка «Реликвии боевой славы». На одном из стендов как раз и были размещены материалы о Тимофее Прилище и его спасителях. Милослав долго рассматривал уже пожелтевшие фотографии, и на его глазах выступили слёзы. Он-то не понаслышке знал историю белорусскога парня Тимофея — Томаша…

Реклама

Зигзаги судьбы
Тимофей Фёдорович Прилищ начал Великую Отечественную на западной границе Украины, где проходил срочную службу. Его судьба в первые месяцы войны как две капли воды походила на судьбы сотен тысяч бойцов Красной Армии: тяжёлые бои и отступление, окружение и лагерь для военнопленных. Из лагеря удалось бежать, и осенью 1941 года он вернулся домой, в родную деревню Нива на Случчине. Выбор, который требовало время, сделал сознательно, — стал партизанским связным. Однажды в марте 1943 года во время выполнения задания был задержан немецким патрулём, поскольку не имел при себе документов. Последовали разбирательства в застенках слуцкой тюрьмы и неутешительный итог — перевели в минский концлагерь. Уже оттуда, в числе других заключённых, эшелоном доставили в фашистский лагерь смерти Освенцим. Как удалось там выжить, Тимофей Фёдорович не мог объяснить при жизни и сам. Наверное, повезло, говорил он, если можно назвать везением перевод в другой печально известный концлагерь — Бухенвальд. Уже ближе к концу войны эсэсовцы погрузили ночью в вагоны несколько тысяч мужчин-узников и отправили к месту ликвидации через территорию Чехии. Такие составы жители населённых пунктов этой страны, вдоль которых проходила железная дорога, называли эшелонами смерти. О своей печальной участи догадывались и узники. Самые решительные, среди которых был и Тимофей Прилищ, пошли на отчаянный шаг — побег. Выручил небольшой перочинный нож, который он выменял на сигарету в лагере и берёг как самую большую ценность. С его помощью удалось прорезать отверстия в деревянной обшивке вагона. Втроём с товарищами из Тулы руками выдрали несколько досок и спрыгнули под откос. Тимофей затаился в стогу сена на окраине леса…
Чешская крестьянка Анна Шкубалова две недели приносила ему воду и еду, а потом, переодев в гражданскую одежду, отвела к своей знакомой Ружене Нова из деревни Казанеёв. Два месяца до прихода Красной Армии Тимофей жил в подвале её дома. Вся деревня знала о белорусском парне, и люди помогали хозяйке кто чем мог. Приводили даже врача, так как здоровье Томаша, так звали его чехи, было подорвано в лагере.
После победы Тимофея Фёдоровича призвали в армию. Демобилизовавшись, вернулся на родину, женился и до выхода на пенсию работал на колхозной ферме в деревне Мелешки…

Разговор в музее
Милослав Мишнер рассказал, что познакомился с Тимофеем Фёдоровичем уже после войны, когда тот приезжал в Казанеёв. «Я тогда был на должности зам- главы администрации в Праге. Но историю о Томаше знал от своих родителей. Это был простой и душевный человек, с большим чувством юмора. Мне первое время даже не верилось, что он прошёл через два самых страшных лагеря смерти — Освенцим и Бухенвальд. Я внимательно слушал его рассказы и хорошо помню их до сих пор. Мы подружились, и Тимофей Фёдорович пригласил меня в гости в Слуцк. В вашем городе я бывал в начале 1980-х годов. Принимали нас очень гостеприимно. Томаш был душой компании и мы встречались с ним ещё в Москве. С другой стороны, я был удивлён его трудолюбию и мастерству. Он построил два дома, да и своё хозяйство держал в полном порядке. Жаль, что этого человека уже нет с нами. Вот сегодня оставил запись в гостевой книге музея. Это очень хорошо, что вы так бережно храните свою историю и память о людях. И ещё я поражён теми изменениями, которые произошли в городе. За 25 лет со времени моего последнего приезда он стал современным и очень красивым. Но главное, мне очень понравились случчане — добрые и приветливые люди. За время пребывания
здесь мы посетили Минск и Дудутки. Я ближе познакомился с белорусскими обычаями и традициями и прихожу к выводу, что между нашими народами много общего. А значит, дружбе нашей только крепнуть».

Слуцкий эпилог
«В свою третью поездку в городок Казанеёв я ездила в 1998 году уже без отца, — рассказывает Галина Янукович. — Он не смог тогда выбраться в дальнюю дорогу по состоянию здоровья, поскольку за годы жизни нажил целый букет болезней сказалось пребывание в фашистских лагерях смерти.
Гостили мы у внучки Анны Шкубаловой - Индры Шимитовой целых семнадцать дней. Она с мужем проявила к нам столько тепла и внимания, что трудно передать всё словами. На их автомобиле мы объездили многие памятные места этой чудесной страны. А Милослав Мишнер показал нам Прагу. Сейчас он гостит у нас в Слуцке с родственницей. Мы предложили им интересную культурную программу, думаю, что она нашим друзьям понравится.
Кстати, Милослав Мишнер уже пригласил нас к себе в гости в Чехию. Скоро я с дочерью Валентиной и внучкой Галей опять посетим своих чешских друзей.
Милослав говорит, что отца они помнят до сих пор и по-прежнему зовут его по чешски — Томаш».

Подготовил Семён Борисовец

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии