«Не судите за правду»

0

В газете"Кур'ер" 17 января под заголовком «Я убила в себе женщину» было опубликовано письмо случчанки Людмилы К., которое вызвало немало откликов. С некоторыми из них редакция познакомила читателей в материале «Кто хочет иметь деньги, тот работает» («Інфа-Кур'ер», № 5, 31.01.2008).

Прочитав отзывы на своё письмо, Людмила сочла необходимым уточнить некоторые моменты, которые, по её мнению, были не поняты отдельными читателями «Кур'ера».
«Я не могу согласиться с некоторыми из авторов, — пишет она. — Они судят меня, не зная мою судьбу, не зная, каким было моё детство, как жила, как живу сегодня. Мои родители — простые работяги. Мама была уборщицей в магазине. Отец — водителем. Когда мы с братом были ещё малыми, отец заболел открытой формой туберкулёза. И с этого времени для нашей семьи начались „чёрные“ дни.
Отец не вылезал из больниц и умер в молодом возрасте. Моей маме было очень тяжело. И я в 15 лет пошла работать на Слуцкий льнозавод. Пока было здоровье, была донором, 27 раз сдавала кровь. Сейчас здоровья нет, перенесла четыре операции.
Меня обвиняют в лукавстве, не веря тому, что у меня нет квартиры. Так вот, поясню не- верящим. Дом, в котором я родилась и живу с семьёй до сих пор, дали моему покойному отцу, когда он работал на автобазе. Это щитовой „финский“ дом. Сегодня в нём, кроме меня, живут моя мама, мой сын, дочь с зятем и ребёнком. За те копейки, которые я получала, построить или купить квартиру было невозможно.
В браке мне тоже не повезло: попался любитель, как говорят, „зелёного змия“. Что такое мужская зарплата, мужское плечо, на которое можно опереться, я не знала. Того, что мною пережито, не пожелала бы и врагу.
Говорят, что можно подрабатывать после работы. С моими болячками это нереально. А помощи я никогда ни у кого не просила.
Судя по отзывам, есть люди, позавидовавшие тому, что у меня много страховок и были деньги на вкладах. Страховки — это заслуга моей мамы. У неё 5 внуков, и она их ещё в советские времена застраховала, но все эти деньги пропали.
А банковские счета — это целевые детские вклады. В 1994 году 2 и 4 тысячи были уже небольшими суммами. Третий мой вклад — это алименты. Я отрывала их от детей, откладывая на „чёрный“ день. Лишала их развлечений, конфет, надеясь, что эти 8 тысяч помогут устроить будущее дочери и сына. Но всё пропало… Понять меня может только одинокая женщина, пережившая то же, что и я.
Спрашивают и о том, почему мой сын не ищет дополнительную работу. Мол, кому нужны деньги, тот трудится на нескольких работах. Но он не может. По состоянию здоровья его и в армию не взяли. Он у меня не пьёт, не курит, домосед. Не чета тем молодым, которые не работают, болтаются по городу, потягивая пиво.
Письмо получилось сумбурное, извините. Не надо людям строго судить меня за правду».
В ходе подготовки письма к печати, мы беседовали с его автором, Людмилой Ивановной Кастюк. Она не возражала против публикации более подробной информации о себе и своей семье.
«Мне нечего скрывать от людей. Я жила и живу честно», — сказала Людмила Кастюк. По её словам, сейчас она работает в сельскохозяйственном лицее и последние два месяца получает на руки по 196 тысяч рублей.
Из-за серьёзной болезни сын Людмилы Ивановны долго не мог найти работу. Но повезло, теперь работает в ЖКХ на полигоне твёрдых бытовых отходов и зарабатывает 215 тысяч рублей.
В заключение отметим, что среди откликнувшихся на письмо Людмилы Кастюк много тех, кто её поддерживает и благодарит за откровенность. «Всё правильно она пишет, нечего на неё нападать, — сказал в телефонном разговоре Олег Михайлович. — Сегодня немало семей концы с концами сводят. А на Людмилу ополчились, судя по всему, мои сверстники — пенсионеры. Видимо, их задел намёк на то, что пенсии, в отличие от зарплаты, постоянно растут «.

Леонид Григорич

Реклама
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии