Где твой отец

0

Работающим в органах ЗАГСа невольно приходится становиться свидетелем людских судеб, иногда даже невероятных. Полагаем, что читателям будет интересен рассказ Таисии Бруй, первой заведующей Солигорским районным отделом ЗАГС.
В 1954 году я окончила десять классов и подала документы на поступление в институт. В автобиографии и анкете написала, что мой отец умер. После успешно сданных вступительных экзаменов меня вызвали в деканат и спросили, где мой отец. Я объяснила, что от мамы слышала о смерти отца. После этого меня, не объясняя причину, отчислили из института, а на прощание сказали: «Иди, узнай, где отец». Пришлось возвращаться домой. Стараниями матери меня устроили на работу в сельсовет — писать бумажки. Времена менялись быстро. На смену сталинскому режиму пришла хрущёвская «оттепель». Если раньше мы с мамой боялись говорить, что отца арестовали в 1938 году, то теперь сами решились написать письмо в органы госбезопасности с просьбой прояснить его дальнейшую судьбу. Писала его я под мамину диктовку. Через некоторое время в сельский совет зашли двое молодых мужчин в штатском. Я как раз заполняла какую-то очередную бумагу. Заглянув в неё, один из них невзначай сказал: «Знакомый почерк», — и вынул из папки наше обращение в МГБ, а потом положил передо мной на стол пожелтевший лист бумаги. Это оказался тот самый донос, по которому арестовали отца. Читала я его с огромным волнением. Оказывается написали его три наших односельчанина. Один из них во время немецкой оккупации пошёл служить в полицию, к концу войны сбежал за границу и обосновался там. Двое других продолжали жить по соседству. Даже здоровались со мной как ни в чём не бывало.
Жизнь текла своим чередом. Случилось так, что мне предложили вступить в партию. И, бывают же совпадения, — на бюро райкома сидел сын одного из доносчиков. Именно он и задал мне вопрос о том, где мой отец. «Об этом лучше знает ваш отец», — ответила я. В партию меня приняли.
Скоро я вышла замуж и переехала жить в Солигорск. Работать направили в райисполком и назначили заведующей отделом ЗАГС.
Я окунулась в море архивных записей Погостской, Чижевичской, Рожанской, Морачской, Озерской бывших церквей и прежних волостей, теперь входивших территориально в район. Организовывала работу в 12 сельских советах. Именно в это время мне пришлось много регистрировать смертей. Шёл процесс реабилитации и потоком прибывали документы на невинно репрессированных. Сразу в них указывалось, что арестованный умер от какой-то болезни, потом приходила новая бумага, что он расстрелян на пятый-десятый день после ареста. Место захоронения, как правило, не указывалось. Я вносила в регистрационные книги новые изменения.
Заведующей Солигорским районным ЗАГСом я проработала 25 лет. 17 лет уже на пенсии. Но трагические истории некоторых семей отчётливо помню и сегодня.
Считаю, что для работника ЗАГСа большая радость регистрировать рождение новой семьи и видеть через много лет счастливое продолжение их жизни.

Владимир Амельченя

Таисия Бруй, как бывший работник ЗАГСа, может поведать сотни интересных историй о человеческих судьбах
Где твой отец

Реклама
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии