Шла первая неделя войны…

0

Шла первая неделя войны. 27 июня 1941 года после самого жестокого боя на Случчине — у д. Кучино, который длился целый час, — немцы начали хоронить своих солдат. Местному населению разрешили захоронить красноармейцев. Пользуясь случаем, Ян Тимашевский, Антон Корбут, мой родной дядя Алексей Борисовец собирали и прятали оружие — гранаты, патроны и пистолеты — в муравейниках.

Как рассказывал мне дядя, всего в тот день захоронили 53 красноармейца. Приблизительно столько же было и немецких крестов. Но теперь на мраморной плите обелиска, что возле Кучино, значится 67 неизвестных воинов. Этому удивлялся потом и бывший партизан, политрук роты отряда им. Кирова бригады Фрунзе, Антон Николаевич Корбут, который говорил мне, что не знает, почему погибших красноармейцев вдруг стало 67 человек.
После боя под Кучино немцы без остановок двинулись на Старые Дороги. У деревни Волошево сразу был сооружен контрольный пост. Местные жители его позже называли бункером.
Не преминули немцы заехать и в пришоссейное Волошево. Остановились на мотоцикле с пулемётом прямо посередине деревни. Волошевские мальчишки с любопытством поглядывали на них издалека. Немцы стали их звать: «Киндер! Ком! Ком!». Самые смелые мальчуганы — три брата Неронских, Володя Сучок и другие — подошли к ним. Немцы угостили их плиткой шоколада.
Вдруг из переулка, в 40−50 метрах от немцев, вышли трое красноармейцев с винтовками. Немцы сразу заорали: «Русиш зольдатен, ком цу мир!», — и сами подъехали к растерявшимся бойцам. Разоружили, спросили, есть ли ещё оружие. Те растерянно крутили головами. Во время обыска у одного из них в кармане была найдена граната. Этого солдата и забрали с собой немцы, а остальных двоих отпустили со словами: «Матка. Домой!».
Шла война. Уже целая неделя войны. Гибли солдаты обеих сторон, мирное население, а немцы угощали белорусских пацанов шоколадом, разоружали и отпускали домой советских солдат. Что это, задабривание перед «новым порядком»?
После войны, да и в пятидесятые годы, женщины часто собирались в нашей просторной, правда, недостроенной хате в д. Новый Гудков и пряли кудель. Плакали по своим не дожившим до того времени мужьям. «А первые немцы за марки покупали молоко и яйца», — вспоминала одна из них. И мне, тогда ещё ребёнку, подумалось, может, немцы разные были. Не каждому нужна была та война. История ведь знает и такой случай, когда немецкий солдат перешёл на сторону противника и впоследствии стал Героем Советского Союза.

Реклама

Михаил Тарасевич

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии