«Золотые горы» в кандалах

В течение последних лет сотрудниками слуцкого отделения по противодействию торговле людьми раскрывается ежегодно в среднем по три преступления, связанные с продажей людьми в трудовое или сексуальное рабство. Казалось бы, цифры не особо впечатляющие, но за ними стоят, как показывает милицейская практика, не одна и не две покалеченные судьбы, а десятки женщин и мужчин, пропавших без вести, потерявших здоровье и даже расставшихся с жизнью. О проблеме современного рабства, о борьбе с ней в нашем регионе наш сегодняшний разговор с Виктором Гуриновичем, начальником криминальной милиции Слуцкого РОВД.

Мы не рабы?
По оценкам ООН, ежегодно в масштабах мира 600−800 тысяч человек продаются и покупаются. Из них примерно 80% - это женщины, 20% - мужчины. Ныне в мире насчитывается до 27 миллионов человек, находящихся в рабстве. Международная работорговля ежегодно приносит до $ 9,5 млрд. прибыли. К примеру, в Германии, согласно результатам соответствующего исследования ООН, проститутка из России или Беларуси ежемесячно приносит своему хозяину $ 7,5 тысяч. Из них лишь $ 500 (в лучшем случае) получает сама женщина.
После прочтения последней фразы немало молодых слуцких женщин скажет: «Ничего себе! Где в Слуцке такие деньги заработаешь? Да мы и на $ 300 согласны!» Поэтому первый мой вопрос Виктору Гуриновичу звучал так:
— Что же это за рабство такое, когда большинство слуцких женщин, честно трудясь на своих рабочих местах, зарабатывают порой в несколько раз меньше?
— Понятие «современное рабство» включает три основных признака. Во-первых, деятельность человека контролируется с помощью насилия или угрозы применения такого насилия. Во-вторых, человек находится в данном месте и занимается данным видом деятельности против своей воли и не может изменить ситуацию по собственному желанию. В-третьих, за свою работу он получает минимальную плату либо вообще ее не получает. Современное рабовладение неизбежно сопровождается насилием, убийствами, изнасилованиями, похищениями, нелегальным переходом границ, подделкой документов и т. д. И рост масштабов торговли является одной из наиболее опасных тенденций сегодняшнего времени.

Реклама

Секс-траффик
— В прошлом году, когда поползли слухи о маньяке в Слуцке, по вечерам город практически вымирал: все боялись выйти на улицу. О проблеме работорговли пишут и показывают по ТВ уже несколько лет, а вот женщины всё едут и едут. В чём, по Вашему мнению, причины такого наивного поведения?
— Ещё несколько лет назад традиционный способ вербовки людей заключался в стандартном размещении рекламных объявлений по трудоустройству в СМИ. Предлагалась хорошо оплачиваемая работа за границей в качестве танцовщиц, официанток, барменш, гувернанток и т. п. Многие попадались на удочку, так как в то время уровень доверия у населения к подобного рода объявлениям был очень высок. Позже активно стала распространяться скрытая форма данного «бизнеса» — через модельные и брачные агентства. Ну кто из молодых женщин не мечтал стать моделью или выйти замуж за иностранца? Примерно с 2005 года возрастает тенденция создания сетей вербовки через агентов, которые действуют в небольших городах и сельской местности. Они напрямую предлагают девушкам освоить за большие деньги первую древнейшую профессию. И некоторые покупаются на столь «заманчивые» обещания, совершенно не представляя, какие унижения и испытания ждут их.

— Вернувшиеся из рабства случчанки — кто они? Что между ними такого общего, что они все оказались в одинаковом статусе — статусе жертв работорговли?
— Какого-то общего собирательного портрета не получится. Среди жертв сексуального рабства, с кем мне приходилось по долгу службы общаться, попадаются женщины и с высшим образованием, и с неполным средним, и незамужние, и семейные, и бездетные, и матери двоих детей, и наивные 20-летние «куклы», и умудрённые опытом дамы 30−35 лет. В общем, бывают полные противоположности друг другу. В разговоре выясняется, что некоторые из них действительно даже не подозревали о настоящей цели своего выезда за границу, другие знали об этом заранее.

— Удаётся ли предотвращать такие преступления, или следствие уже ведётся пост-фактум — по заявлению пострадавшей?
— Бывает по-разному. Дела заводятся и по заявлению потерпевших, и по оперативной информации. Кстати, отработка рекламных объявлений играет не последнюю роль в таких делах. Вот, к примеру, одно из последних дел, по которому уже вынесен приговор суда. Случчанка Полина Б. вернулась с Кипра, где некоторое время занималась проституцией. Так сказать, «выйдя на пенсию», решила заняться самостоятельным «бизнесом», поставляя девушек бывшим клиентам. Тем более, что за каждую ей обещали по $ 500. Сутенёрша разместила в газете объявление о том, что окажет консультацию и помощь в трудоустройстве официантками на Кипре. Будущим «рабыням» посулила заработок в $ 2000. Желающие нашлись быстро. Но дело «бизнесменка» не довела до конца. Нам удалось снять её вместе с девушками прямо с автобуса на минском вокзале во время посадки. К слову, судом Слуцкого района Полина Б. была приговорена к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

Один батон на троих
— Пару раз слышала от знакомых, что чей-то там родственник приехал с заработков без гроша в кармане.
— Хорошо, что вообще приехал. Трудовая эксплуатация, в основном, мужчин сейчас более, чем актуальна. Многие случчане в погоне за высокооплачиваемой работой выезжают за рубеж. Вербовщики умышленно завышают будущие доходы, скрывают истинные условия труда, не дают никаких гарантий. А далее следуют 12−14-часовой рабочий день, за малейшую провинность — штрафные санкции, не исключается физическое насилие. Работники порой содержатся в антисанитарных условиях, терпят издевательства и ограничения в свободе. Как рассказал мне один из таких бедолаг, в день хозяин выдавал им по батону на троих. Принудительный труд наиболее часто используется в строительстве, на сезонных работах и в легкой промышленности. Лидируют по количеству таких случаев Московская и Ленинградская области.

— Мужчины, наверное, не очень охотно рассказывают о том, что их использовали в качестве рабов?
— Действительно, уголовные дела по трудовой эксплуатации заводятся, в основном, по заявлениям членов семьи — матери, жены, сестры. Вот, к примеру, последний случай, главными героями которого стали случчане — отец и сын. Полтора года назад они уехали на заработки в Калининградскую область. Последний раз позвонили домой на Новый 2006 год и сообщили, что перебираются на другое, более доходное, место работы. После этого звонки прекратились. И только на Новый 2007 год в милицию поступило заявление о том, что нет связи с мужем и сыном, уехавшими на заработки. Коллеги из Калиниградской области оказали нам большую помощь в поиске этих пропавших мужчин. Как оказалось, за год они превратились в попрошаек, жили на улице. Буквально на днях сын прилетает в Слуцк, отец вернётся чуть позже, потому что ему сейчас оказывается медицинская помощь.
Эти граждане самостоятельно поехали за «длинным рублём», поэтому никакого уголовного дела заводиться не будет. Но есть случаи (и немало), когда рабство организовывается. В данный момент ведётся проверка в отношении случчанина У., который собрал бригаду строителей, отвёз их в один из регионов России и продал там, как рабочую силу, на частную стройку. Мужчинам удалось вернуться в Слуцк, и некоторые из них не постеснялись прийти в милицию.

Беседовала Жанна Авдеева
Во время 4-й конференции «Перспективы международного сотрудничества правоохранительных органов в борьбе с торговлей людьми», которая проходила 10−12 апреля в Минске, на базе Академии МВД был открыт международный учебный центр подготовки, повышения квалификации и переподготовки кадров в сфере миграции и противодействия торговле людьми. В центре сотрудники правоохранительных органов из стран СНГ и Восточной Европы будут постигать психологию и разрабатывать способы соцреабилитации жертв работорговли.

Запишите телефон
Читатели, если вам известны факты работорговли или вербовки звоните по телефонам:
2−43−12, 5−26−22

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии