Линии судьбы, или Несбывшееся пророчество

0

Воскресный день только начинается, а у меня в квартире уже на всю мощность работает телевизор. Дочь, оторвавшись от своих рисунков, смотрит детскую программу, которых сейчас пруд пруди на каждом канале.

Я пытаюсь отвлечь дочь от телевизора, к которому в последнее время она пристрастилась.
— Дочура, а ты не желаешь прогуляться?
Нежные руки дочери обнимают меня, и она со всей присущей ей хитростью просит:
— Мамочка, а пойдём в кафе мороженое кушать. Я, честное слово, больше ничего просить у тебя не буду.
Я не люблю это кафе, где за одними столиками будут сидеть мамаши и бабушки с детьми, а за другими — взрослые дяди, смакующие спиртное. Но за отсутствием детского кафе в нашем городе принимаю предложение дочери, и мы выходим в город.
Кажется, кто-то произносит моё имя. А может, это вовсе и не меня. Ведь многие мои друзья давно исчезли. Одни прекратили общение, когда я осталась одна с дочерью на руках без средств к существованию, другие (не все, правда), поддержав в трудную минуту, незаметно ускользнули, когда убедились, что я потихоньку становлюсь на ноги.
Меня окликают снова, и я оборачиваюсь. Сколько же лет мы с ней не виделись? Окончив институт, работали в одном учреждении, а после его закрытия наши пути разошлись. Анна не изменилась: такая же яркая и элегантная, как и раньше. Одни её колготки стоят дороже, чем мои осенние китайские сапожки, пусть ещё и не вышедшие из моды. Она вскружила голову многим местным парням. И, кажется, ей прочили мою судьбу. По сравнению с ней я казалась серой мышкой. В то далёкое время я считала, что для женщины одного высшего образования недостаточно и мечтала о карьере. Когда Аня отправлялась на дискотеку, то я, придумав несуществующее свидание, уезжала домой. На свидание… с книгой. Иногда ей удавалось уговорить меня пойти на танцы. И тогда она, оставив меня со своим поклонником, убегала к другому, а затем возвращалась с очередным кавалером. Я кое-как избавлялась от её поклонников, возвращалась домой: мои строгие принципы не позволяли уводить парней у подруги.
— А могла бы и увести. Их у неё и так много. Ох, допрыгается она, — возмущалась наша общая знакомая и начинала предсказывать нам с ней судьбу.
Карты говорят одно, а жизнь распоряжается иначе. И не только в «мыльных операх» красивые мужчины влюбляются в серых мышек. Только киношные сказки непременно заканчиваются свадьбой, а житейские истории — расставанием.
— Мама, мы же в кафе собирались, — тянет меня за руку ненаглядное чадо, перебивая разговор со старой знакомой.
— Пошли с нами в кафе, посидим, поболтаем, — предлагаю я.
— Не обижайся, но я спешу. А дочка у тебя красивая, совсем, как папа. Ты так и не вернулась к нему? — интересуется Аня.
Как там у Высоцкого: «Я не люблю, когда мне лезут в душу…». Но уж раз вопрос прозвучал… Отрицательно мотаю головой и спрашиваю:
— Ну, а ты как?
— Как видишь, живу для себя, — с гордостью говорит она и продолжает, словно только что не собиралась прощаться: — Скажи, а ты не жалеешь, что ребёнка родила?
Улыбаясь, отвечаю:
— Знаешь, жалею. Жалею, что была такой глупой и не родила раньше. Может, тогда всё у меня сложилось бы иначе.
…Мы сидим с дочерью в полупустом кафе. Я слушаю её детский щебет и думаю: «Как хорошо, что кто-то перепутал линию судьбы, неправильно разложил карты, и пророчества не сбылись».
А, может, я сама поняла, что есть вещи поважнее карьеры?
И мне становится жалко. Нет, не себя, а ту, другую, за дорогой косметикой и модной упаковкой которой скрывается пустота. Пустота, которую уже ничем не заполнишь.

Реклама

Natali

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии