ЛТП: раскроем скобки

0

Или как алкоголики начинают жизнь с новой строки

“К началу текущего года лечебно-трудовой профилакторий №3 вышел почти на 100% окупаемость затрат на содержание лечащихся в нём», — сообщила в разговоре с «Кур’ером» Елена Федорович, экономист этого учреждения, расположенного в Слуцком районе возле д.Павловка.
«Мы говорим «почти», потому что часть зарплат, помещённых в ЛТП, идёт на оплату алиментов, госпошлины и на другие отчисления», — поясняет она. Правда, в цифру самоокупаемости не включены затраты государства на содержание персонала этого учреждения.
ЛТП-шников здесь называют «изолированными». На сегодняшний день таковых насчитывается более 300. Одни приходят — другие освобождаются. В течение года курс лечения и трудотерапии проходит почти тысяча человек, направляемых сюда со всей Минской области на год-полтора.

Реклама

Как здесь лечат
«От каждого третьего, сумевшего избавиться от тяги к спиртному и привыкнуть к новой обстановке, я слышу слова благодарности», — пояснил в разговоре с «Кур’ером» Геннадий Дещеня, врач-нарколог ЛТП-3.
Раньше лечение от алкогольной зависимости было принудительным. Теперь — только с согласия пациента и оно включает в себя психотерапию, медикаментозное лечение и, собственно, трудотерапию. Соглашаются почти все, потому что есть шанс через полгода (после полного курса лечения) выйти из ЛТП досрочно.
«Больничка» ЛТП — это самодостаточное медицинское учреждение, по техническому обеспечению одно из лучших на Случчине, если сравнивать с участковыми больницами района. Здесь есть всё: от своей лаборатории и стоматологического кабинета до современного рентген-кабинета.

Закусывать надо
Самые тяжёлые больные поступают этапом из Минска. Этому, по словам Геннадия Дещени, есть простое объяснение.
Как правило, алкоголики из малых городов и деревень всегда закусывают: в своём саду яблок нарвут, в огороде — огурцов-помидоров, из погреба капусты квашенная да закаток достанут. Большие города добивают алкоголиков быстрее. Едва собрав денег на бутылку, о закуске они не беспокоятся, на крайний случай, возьмут на троих одну конфету, чтобы «прикусить» бутылку водки. Из-за этого интоксикация организма происходит быстрее и переносится тяжелее.
«Отсюда и галлюцинозы, сложные синдромы и агрессивное поведение. В сущности, тот же цирроз печени возникает не столько из-за чрезмерного употребления спиртного, сколько из-за недостаточного питания», — говорит Геннадий Дещеня, ссылаясь на авторитетный доклад, прозвучавший на одном из международных медицинских симпозиумов. Недавно в ЛТП поступил человек настолько серьёзно истощивший себя спиртным и недоеданием, что врачи думали: не выживет.

Квартирный вопрос, или в ЛТП можете попасть и Вы
В народе бытует мнение, что до ЛТП докатываются самые распоследние алкоголики. Но в реальности среда «изолированных» далеко не однородна. «Я в Слуцке часто вижу представителей того типа «хроников», которые вряд ли попадут ко мне на лечение только потому, что они, насшибав у магазина денег, выпивают, но не дебоширят, под заборами не валяются», — говорит Геннадий Дещеня.
А часто бывает наоборот. «Как-то у меня был пациент, которому никогда не поставил бы диагноз «алкогольная зависимость». Он занимал должность в одной из спортивных структур Минска. Жил в разводе с женой, но на одной жилплощади. Иногда приходил домой выпивший, тихо ложился спать. Но бывшая супруга донимала прилёгшего мужчину до тех пор, пока у того не сдавали нервы… Достаточно было одного удара, как женщина тут же вызывала милицию. Составлялся протокол: пьян, избивал женщину. Три таких протокола в течение года дают основание для определения провинившегося ЛТП. И несмотря на то, что человек, определённый в профилакторий, защищён законом, обходных способов «избавить» его от прописки в квартире существует множество», — рассказывает врач-нарколог.

Пить или не пить
По оценкам Геннадия Дещени, и судя по запросам в ОВД по месту жительства лечившихся в ЛТП, примерно у 1/3 вырабатывается устойчивая ремиссия, и в течение, по крайней мере, года, они не пьют. Другая треть выпивает периодически, а оставшиеся 30% продолжают привычный им образ жизни.
Главная проблема вылечившихся — прежнее окружение, в которое они возвращаются. Усугубляется она, например, и тем, что на работу человека с ярлыком «был в ЛТП» мало кто решается взять. Вот и получается, что существует категория граждан, попадающих в ЛТП по 4-5-му разу. Для многих профилакторий — это спасение, потому что на свободе у них нет ни нормального питания, ни работы, ни просто горячей воды и чистой постели.

Столовая — питание №1, жильё — «а-ля Дажынки»
В новом году столовая профилактория перешла с «Нормы питания №6» на “Норму питания №1”. А это значит, что у «изолированных» в меню появились яйца, молоко, увеличились порции мяса, рыбы и других продуктов.
Заведующая столовой — Людмила Малахова. Ей помогают девять поваров из числа лечащихся. «Скоро мы будем печь свой хлеб, — говорит Людмила Малахова, — а с наступлением тепла перейдём на летнюю кухню, а в здании столовой пройдёт капитальный ремонт». То, насколько качественным будет ремонт, можно видеть по зданию общежития первого отряда (в ЛТП их два). Внешний вид строения — а-ля Слуцк к “Дажынкам», внутри всё под евро — от дверей до санузлов. Двухъярусные кровати, телевизор, видеомагнитофон. Говорят, что скоро купят DVD.

Экономическая составляющая
Руководство ЛТП добилось того, что ныне средняя зарплата «изолированного» — самая высокая в учреждениях уголовно-исполнительной системы Беларуси. В декабре прошлого года она составила 144 тысячи рублей (в среднем за 2006 год — 118тыс руб).
В этом учреждении налажено деревообрабатывающее производство, работает швейных цех, подсобное хозяйство, обеспечивающее заметную часть пищевых потребностей профилактория.
Многие из “изолированных” при освобождении имеют на счету от пятисот тысяч до миллиона рублей, накопленных за год-полтора пребывания здесь.
Учреждение помогает соседним сельхоз-кооперативам. «Бригады, численностью в десятки человек, — это существенная подмога любому местному предприятию. На наших подопечных всегда особый спрос», — говорит Анатолий Король, старший инспектор по воспитательной работе и кадровому обеспечению. Он особо отметил, что как только руководству учреждения удалось добиться 100% занятости лечащихся, сразу снялась значительная часть дисциплинарных проблем. «Часто именно безделье толкало «изолированных» на нарушения режима пребывания», — сказал Анатолий Король.

По-божески
Строительство церкви на территории ЛТП-3 администрация учреждения рассматривает как знаковое событие. Напомним, что, по инициативе Николая Брегина, начальника ЛТП-3, и Олега Уласевича, инспектора отдела тылового обеспечения, храм начали возводить в 2005 году за счёт пожертвований сотрудников профилактория и лечащихся в нём граждан. Сюда часто приезжает отец Александр, настоятель Гресской церкви. Он привозит православные фильмы, беседует с «изолированными». В прошлом году настоятель привозил в ЛТП и икону «Неупиваемая чаша». Ранее «Кур’ер» уже писал об этой иконе, прославившейся тем, что, как говорят в народе, «заплакала», то есть замироточила. Считается, что она помогает больным избавляться от недуга.
В разговоре с «Кур’ером» Николай Брегин, начальник ЛТП-3, сказал: «Церковь — это не просто ещё одно здание на нашей территории, она станет его душой и свидетельством того, что путь к исцелению и спасению всегда есть».
Средний возраст поступающих в ЛТП — 35-40 лет. Около 50% из них в нетрезвом виде вели себя агрессивно, нарушали общественных порядок, избивали жён и детей. Примерно половина из всех поступающих — не работают или имеют случайный заработок, много тех, кто имел судимость (общий тюремный «стаж» некоторых достигает 15-25 лет).
Татьяна Бодунова, продавец магазина: “У людей, помещённых в ЛТП, нет наличных денег. Они закупаются в магазине по ведомости, по которой затем потраченная сумма вычитается из зарплаты. Они, как дети, очень любят сладкое. Покупают конфеты килограммами. И когда заканчиваются, например, пряники, очень страдают”.

Материал подготовил Алесь Достанко

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии