Белая горячка чёрным вечером

0

В этот день я увидел не самую лучшую сторону жизни Слуцка: семьи, в которых я не хотел бы жить; людей, с которым ни за что бы не соседствовал, детей с далеко не детскими проблемами. Я услышал истории о насилии в семьях. А ещё увидел редчайшее для наших краёв существо: самого настоящего яйцееда белогорячечного. Жаль только — сфотографировать не удалось.

С 7 по 30 декабря на Случчине проводилась акция «Семья без насилия», в ходе которой рабочие группы в составе сотрудников Слуцкого РОВД, органов образования, здравоохранения, культуры, исполнительной власти и средств массовой информации выезжали в вечернее время на семейные скандалы и навещали неблагополучные семьи. Корреспондент «Кур'ера» в рамках акции в пятницу 15 декабря выезжал в рейд в составе одной из таких групп. В начале наступившего года итоги акции были подведены. Но обо всём по порядку.

Реклама

Встреча с детством
Из отделения милиции мы выехали в 19 часов в составе двух групп. Первая — Сергей Якубович и Алексей Наумов, участковые инспектора Слуцкого РОВД, и, собственно, автор этих строк.
Во втором автомобиле — сотрудники вышеупомянутых учреждений и организаций Случчины. Пока нет сигналов о скандалах, едем, конечно же, не наобум, а по заранее разработанному маршруту, по адресам, где проживают проблемные семьи.
Первый визит в один из частных домов в районе между «цыганским» парком и универсамом по ул. Чехова. И сразу же первое удивление — раньше я здесь жил! Тогда я был ребёнком и наша семья ютилась в пристройке к этому дому. Память сохранила, что ещё тогда, более 20 лет назад, что здесь не всё было ладно.
Прежняя хозяйка уже покинула наш мир, и в доме живут её дети. Им, словно по наследству, передались и проблемы. Они — мои ровесники, с которыми в детстве играл во дворе и на улице. Теперь получаю контрастный душ спустя десятилетия: мы вошли в дом, а внутри — темень. Света нет. Даже свеча не горит. «Временно», — объясняет хозяйка, мол, ремонт затеяли, проводка старая, будут менять. Она живёт здесь с двумя братьями.
В свете фонаря угадываются ободранные обои, «довоенная» разбитая мебель. Накурено и пахнет безысходностью. На вопрос сотрудников милиции, где ребёнок, женщина ответила, что тот смотрит телевизор у соседей.
Я помню, она сама в детстве тоже ходила смотреть телевизор у нас…

Не достучаться
Следующий пункт — 12-й военный городок, улица Гагарина, — тоже участок Сергея Якубовича. Подымаемся в девятиэтажку. Стучим в двери. Никто не отвечает. Звоним соседям. Открывает женщина — Людмила Васильевна, сотрудник отдела образования. «И слава Богу, что никого нет», — отвечает она на вопрос Сергея Якубовича о том, где её неблагополучные соседи.
«В течение десяти лет вызывали милицию из-за скандалов у соседей, а теперь не нарадуемся, что они съехали», — говорит она. За неуплату у буйных хозяев отключён свет, газ, вода. Только после этого на этаж пришло спокойствие.
В этом же районе заглянули ещё по одному адресу. Вообще, такие квартиры можно распознать сразу — по обшарпанным дверям без обивки, без дверного звонка. Всегда кажется, что, открыв двери, за ними увидишь глухую кирпичную стену или чёрную бездну. Здесь тоже никто не открыл. Снова беседа с соседями и снова слышим небезутешные истории, главные жертвы в которых — дети.

Жизнь в бараке и поножовщина
После посещения ещё одной «горячей точки» в 14в/г, где одно время длилась война между соседями, едем в район городской котельной № 1. В Слуцке нет трущоб, зато есть бараки. В одном из таких в комнатушке 4×4 метра ютится молодая девушка с двумя детьми, пёс и кошки. Теперь я понял, что все члены нашей «делегации» очень хорошо знакомы со своими «клиентами». К какой бы проблемной семье мы ни заехали, с ней хорошо знакомы представители самых разных учреждений.
Да, в этот раз молодую мать посетила вечером толпа людей при должностях и «читала морали» — мол, дети не кормлены, в комнате антисанитария, «и вместо того, чтобы сидеть и щёлкать семечки, лучше бы прибралась». Молодая же особа возражает: «Дети только что покушали,. а какой может быть идеальный порядок в бараке, когда ни горячего водоснабжения, ни вообще, нормальных условий для проживания».
— А почему с мужем не захотела жить, он вроде нормальный был?
— Какой нормальный? Лучше мы будем жить одни, чем дети будут смотреть на этого алкоголика и постоянные скандалы…

О подобном «чтении морали» у нас зашёл разговор с сотрудниками милиции, когда мы сели в автомобиль.
«Никогда не знаешь, полезными ли окажутся такие разговоры, — говорит Алексей Наумов, — Одних вразумляешь, они кивают головой, соглашаются, но всё остаётся по-прежнему. Не всегда и 15 суток „отдыха“ вразумляют.
У иных же вроде как совесть заговорит, или, по крайней мере, они боятся — понимают, что им не позволят делать всё, что захотят — избивать жён, беспробудно пьянствовать, не смотреть за детьми.
А случаются вещи вообще страшные, с которыми ни одна профилактика не справится. Например, на моём участке была нормальная семья — жили в нормальном доме, воспитывали детей, ни скандалов, ни других нарушений. Но жена узнала об измене мужа, разыгралась сцена ревности, мужчина вышел из дома, супруга выхватила нож, догнала его и ударила в спину».

ОМОН против яйцееда
И вот по рации поступает сообщение — семейный скандал. Ну, думаю, сейчас посмотрю на то, ради чего я здесь… Едем в деревню Поповцы. Темень, еле находим дом. Навстречу выбегает мужчина и кричит: «Быстрее-быстрее». Иду и думаю: обычно же в скандалах жертвы — женщины. Это они выбегают навстречу прибывшей помощи, спасаясь от разбушевавшейся второй половинки.
В доме никого. Мужчина возбуждённо показывает на буфет у стены: «Он там, спрятался». Кто, думаю, спрятался. «Яйцеед, — отвечает тот на мои мысли, — он мужикам в штаны залазит и яйца выгрызает».
Ага, белая горячка. Еле сдерживаю улыбку — мужчина, проживший полвека, «увидел» яйцееда, спрятавшегося за буфет и, чтобы тот не вылез, притянул тяжёлый кухонный стол, умывальник и припёр существо к стенке. Откуда только силы взялись у этого хилого на вид человека?
Алексей Наумов, участковый Гресского и Маякского сельсоветов, в подобных делах человек бывалый. Ему ещё «Оскара» за актёрское мастерство бы дать. Он спокойно усаживается на диван, беседует с «клиентом» на полном серьёзе, выясняет обстоятельства, достаёт мобильник и «звонит»: «Алло, тут у гражданина яйцеед в доме, сами не справимся, вызывайте ОМОН».
Хозяина дома зовут Николай. Работает в колхозе, держит корову и свиней. Вроде, мужик работящий, но — пьёт. До сего момента он «бухал» неделю. После два дня не пил, но «получил» алкогольный психоз.
Я не увидел семейного скандала, но столкнулся с тем, что порой, происходит далеко после: жена, уставшая от ссор, побоев и пьянства мужа, уходит, и оставшийся в одиночестве мужчина катится в объятия «яйцеедов» и прочих созданий.
Говорю Николаю: «Вы говорили, что яйцееда привезли из-за границы и он у себя на родине страусиные яйца ел. Вдруг мы заморский вирус подхватили — надо нам всем в больницу съездить, анализ крови взять, чтобы знать — заразились мы или нет».
Он согласился поехать с нами в приёмный покой. Я-то знаю, что в реанимации есть специальная «клетка» для таких клиентов.

Работы — непочатый край
Уже возле одного из придорожных кафе, профилактическую «прогулку» по которым мы совершили после полуночи, спрашиваю о впечатлениях этого вечера участниц рейда — Елену Крот, врача-педиатра детского инфекционного отделения, и Елену Камоцкую, начальника отдела культуры. Женщины ответили точно и коротко: «Впечатления? Такие же, как у вас. Работы в сфере предотвращения бытового насилия — непочатый край».

Как сказал «Кур'еру» Валерий Каменев, начальник отделения охраны правопорядка и профилактики Слуцкого РОВД, всего в акции «Семья без насилия» на Случчине в составе 42 рабочих групп приняли участие 120 представителей общественности и 72 сотрудника милиции. Ни одна группа не поработала безрезультатно.
В ходе 71 совместного выезда было составлено 57 административных протоколов, подготовлено материалов, из которых:
4 направления в ЛТП,
2 — на лишение родительских прав,
11 -постановку на учёт к врачу-наркологу.
Изъят из семьи один ребёнок.
В двух случаях было возбуждено уголовное дело — члены рабочих групп видели не только слёзы и грязь, но и пролитую в ходе скандалов кровь.
А семейные скандалы? Их в день выезда журналиста «Кур'ера» так и не было. Хотя, по словам сотрудников дежурной части РОВД, на телефон 02 ежедневно поступает в среднем 2−3 сообщения о «семейных сражениях».

Алесь Достанко

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии