От комсомольской свадьбы до золотой

0

Более полувека назад они поехали за комсомольским счастьем на грандиозную союзную стройку, а нашли счастье семейное. И вот 25 декабря эта пара — Валентина и Пётр Скарбутис — отметят золотую свадьбу — 50-летие совместной жизни.

В погоне за романтикой
В декабре 1955 года три 17-летние выпускницы Сосновской средней школы (Любанский район), среди которых была и Валентина Попко, по комсомольской путёвке отправились в далёкий Казахстан в город Павлодар, где возводили алюминевый завод. На стройку съезжалась, как говорит наша героиня, за романтикой, в основном молодёжь со всех концов Советского Союза: узбеки, таджики, грузины, татары, украинцы, белорусы, литовцы. Из столицы Литвы — Вильнюса — приехал в Павлодар и 24-летний Пётр Скарбутис, ради романтики бросив работу на местной мебельной фабрике. «На удивление, в этой пёстрой среде не было национальной розни, все вместе спокойно работали и жили. Разве что на религиозной почве были разногласия», — вспоминает Пётр.

Реклама

Из чеченского «плена»
Его супруга приводит один из примеров экстремальных развитий событий.
«Павлодар встретил нас сильными морозами и не виданными в Беларуси снежными бурями. Пока жильё не было готово, нас разместили по квартирам. В то время в Казахстане проживало много репрессированных в 1944-45-годах кавказцев. И мы попали в семью чеченца, у которого было три жены, мать-старушка и две сестры-красавицы. Все они строго соблюдали мусульманские обычаи. Хозяину трудно было содержать большую семью, и он решил своих сестёр-красавиц выдать замуж за большой калым, не ведая за кого, — рассказывает Валентина. — Когда готовилась свадьба одной из его сестёр — Розы (так мы её называли на русский манер), она попросила нас посмотреть, что за жених ей достанется, ведь до свадьбы молодые не должны были видеть друг друга. После смотрин мы рассказали Розе, какой он старый, длинный, худой и некрасивый. Она расплакалась и хотела отказаться от свадьбы. Но это было невозможно. За наш дерзкий поступок глава семейства пригрозил, что выдаст нас замуж за чеченца. Это означало, что кто-то из его знакомых положил на нас глаз и нас украдут и увезут туда, где нас никто не найдёт». На следующий день девушки с Любанщины переехали в общежитие.

Долгожданная встреча
А вскоре Валентина встретила Петра. Познакомились они на свой профессиональный праздник — День строителя. Валентина с подругами пошли на рынок покупать фикус и попросили молодого человека, ходившего по рынку с друзьями, помочь донести растение до дома.
Вскоре молодая пара — первая в общежитии — скрепила свои отношения официально.
«Тогда не было ни обручальных колец, ни свадебных платьев, мы просто расписались в ЗАГСе, пригласили друзей и отпраздновали классическую комсомольскую свадьбу», — рассказывают супруги.
У них первых появился и ребёнок — Сергей, которого воспитывали всем общежитием.

В большую жизнь
В 1959 году Валентина и Пётр уехали в Вильнюс. «Это был самый сложный период в нашей жизни — полная неопределённость, на работу с женой и ребёнком на руках меня брать не хотели», — вспоминает Пётр.
Но пришли на помощь комсомольские друзья, пригласившие их в Пермь. В этом городе с 1960 года Пётр и Валентина Скарбутис и жили до самой пенсии. Здесь родился и второй сын Дмитрий. Пётр после учёбы работал техником-механиком в школе, преподавал труд и черчение, а Валентина работала на секретном заводе, где производили боевые ракеты.
Сразу после выхода на пенсию в 1992 году Валентина и Пётр приехали на Случчину. Поближе к родине Валентины — Любанщине.

Блиц-интервью
— Как вы считаете, в чём основное отличие нынешних поколений перед вашим, послевоенным?
— Теперешняя молодёжь живёт в большем достатке, сейчас, благодаря техническому прогрессу, жизнь стала легче и интереснее. Но мы были счастливы и без всего этого. Не было у нас одного — родителей. Многие из моих сверстников росли в неполных семьях или сиротами. Я потерял отца в 6 лет, мать — в 13. У Валентины отец не вернулся с фронта.

— С какими трудностями сталкивалась ваша семья?
— Это сейчас пошло разделение на бедных и богатых. А тогда все жили примерно одинаково и чувствовали себя равными. Но зарплаты были маленькие. Я удивлялся, почему мне, здоровому человеку, способному горы своротить, нельзя было сделать больше. Ведь как было: дали ставку — работай, ни о каких полутора-двух ставках или дополнительном заработке даже речи быть не могло. Это потом можно было брать дополнительные часы для ведения кружков.
Кстати, Пётр научился делать лодки, которые там, в Перми, были одним из основных транспортных средств. До сих пор он делает для дома и мебель. Как говорит его супруга, благодаря ему и дети выросли мастерами на все руки.

— Что чувствуете накануне золотой свадьбы?
Валентина и Пётр задумались:
— Трепет. Мы ждём-не дождёмся, когда соберёмся все вместе — двое детей, трое внуков, наши родственники и друзья. Для нас так важно побыть вместе, пообщаться. Не зря говорят: «Моя семья — моё богатство».

Беседовал Алесь Достанко

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии