Максим Баранов: Нормальной перспективы для себя здесь не вижу

4

Максима Баранова, работающего барменом в самом модном клубе Минска «BRONX», знаю с детства. Открытый, целеустремлённый и просто хороший друг. Максим закончил в Слуцке СШ №7 и поступил в «ин.яз.», год отучился, потом бросил: «слишком много денег хотят, и никакого толка». Я посоветовала ему поработать официантом. Так началась его «общепитовская трудовая жизнь».

BRONX — очень дорогое и престижное место, которое стало Меккой для самых модных тусовщиков, белорусских звезд и просто тех, кто любит окружать себя блеском и шиком. И кто, как не работающие в нем люди, видят все эти «сливки молодежного общества».
Мы сидим в клубе в выходной день Максима и болтаем. Играет живая музыка, интерьер в стиле 20-х годов. Между столиками порхают официанты, исполняя любую прихоть посетителей. Уютно.

Реклама

— Сколько ты в PRESTO проработал? (Справка: PRESTO — кофейня-бар на проспекте Независимости, возле ЦУМа. На данный момент закрыт. В 2002 году победил в номинации «Вечеринка года». Самое модное место в 2002 году)
— Одиннадцать месяцев. Кинул хозяев, не вышел из отпуска и, вообще, ушёл в другое заведение. Потому, что не мог там больше работать.

— Тебе ж поначалу нравилось!
— Поначалу, конечно, нравилось. Там и тусовки классные были, и деньги нормальные зарабатывали, а потом…(машет рукой).

— О своих заработках ты, конечно, не расскажешь?
— Нормально зарабатывали (улыбается), в принципе, даже много. Люди на заводе столько не зарабатывают, сколько мы тратили.

— А в BRONX как ты попал?
— Привёл меня туда друг, с которым работали вместе в PRESTO. Просто позвонил мне и сказал: «Не хочешь поработать?». Сначала официантом — потом барменом.

— Как ты из официанта превратился в бармена?
— Оказался в нужное время в нужном месте. Повезло? Нет, никто не говорил: «Тебе повезло, иди работай!». Просто одного парня увольняли — бармена, и тут я: «Здравствуйте, вот я, к вашим услугам, готов поработать!». Ну и всё, поработал, потом открыли второй бар в BRONXе. Я уже хотел увольняться: сидел в этом ресторане как «наливайка» — чай, кофе, вино, водка. Меня уже “кони брали” — ждал, пока второй бар откроется.

-Там была голая зарплата, чаевых не было?
— Ну…да…не скажу…

— И всё-таки. Ходят слухи, что ребята в BRONXе зарабатывают «ну, очень прилично»?
— Конечно, официанты у нас зарабатывают намного больше, например, бухгалтеров. Хотя раз на раз не приходится, как повезёт.

— Расскажи про клиентов.
— Много «мажоров» — людей, у которых денег, что у дурня — фантиков. Приходят, например, чтобы потратить сто баксов на обед на двоих. И так каждый день — для них это без проблем. Когда вечеринки — люди оставляют вообще нормальные деньги. Я столько не зарабатываю, сколько они тратят.

— Какой самый большой счёт был на твоей памяти?
— Больше миллиона люди тратят. За один вечер.

— Какой самый большой «чайник» (чаевые) ты получал?
— Явно не пять тысяч. Нормально, не жалуюсь!

— Самый дорогой алкоголь в баре?
— «Блю кюросао» — 121 тысяча… Пьют! (смеётся). Не бутылками, но частяком бывают люди, которые «валят» граммов по триста за вечер.

— Мог бы ты сейчас жить в Слуцке?
— Конечно, мог. А почему нет? Правда, не с обычной работой и обычной зарплатой. А так — какая разница, где жить. Я могу вообще купить дом в деревне, ездить на работу в Минск, например, иметь свой бизнес. Но общаться и «пересекаться» с людьми, которые там живут, не смог бы.

— Слышала, что белорусские звезды часто захаживают в BRONX?
— Бывает.

— Гуляют на широкую ногу?
— Нет. Белорусская эстрада у нас бедная… «Никакая» у нас эстрада.

— Кто завсегдатаи?
— Барабанщикова, Серега периодически наведывается. Ну, кто там ещё, всякие знаменитости — на них внимание уже никто не обращает. Кто пришёл, какая нам разница — «Что будете?», — сиди отдыхай.

— Планы на будущее?
— Уезжать отсюда надо — вот такие планы. Потому что здесь «ловить» нечего. Нормальной перспективы я для себя здесь не вижу.

Казалось бы, что еще нужно, зачем куда-то ехать. Но в этом и есть интерес — постоянно прогрессировать. У Максима разговорный английский — в совершенстве. И, естественно, он понимает, что барменом в Америке он может зарабатывать в несколько раз больше, чем сейчас.
Максим часто приезжает в Слуцк к своим друзьям. Это город, в котором он родился, который по-своему любит.
Но, пообщавшись с ним, становится понятно, что, когда человек постоянно видит «хорошую» жизнь, он начинает стремиться к ней. Появляется мысль: «Чем я хуже их?» — она становится мощным двигателем прогресса.
И очень часто, поставив определенную цель, адекватно осознавая свои возможности, люди добиваются своего. А еще очень хочется верить в своих друзей. Пускай все получится!

Беседовала Марика Шандиба

4 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Иваныч
Иваныч
30 ноября 2006 19:42

Очередной яркий пример «журналистики по-слуцки». Неужели не случилось за эту неделю ничего интересного и пришлось пол-полосы отдать на подобного рода «интервью»? Следующее видимо будет со сторожем платной минской автостоянки (самой модной в Минске — по мнению автора), где он, пять минут помычав и поматерившись, изречёт, что пора «валить» сторожить машины на Брайтон-Бич, «адекватно осознавая свои возможности», где ему долларов на пятьсот будут «на чай» давать больше. Вот уж воистину — цель, достойная публичного отражения. 😮

Иваныч
Иваныч
30 ноября 2006 20:30

«Кюрасао» пишется с двумя «А», кстати…

assiduus
assiduus
12 декабря 2006 23:49

И из-за чего столько негативных эмоций?? Иваныч! Тебе жаль что ты в жизни не добился того чего хотел?
Макса знаю не очень хорошо, но с ним согласен что отсюда надо валить. В этой стране перспективы нет.

А вообще идея хорошая. Мне кажеться давно надо было тк сделать. В городе много интересных людей. А то большинство живет по шаблону школа-универ-работа-пенсия. Меня от такой перспективы в дрожь бросает. Жизнь коротка, а получить от её я хочу многого.

assiduus
assiduus
12 декабря 2006 23:50

Идея я имел ввиду писать об не обычных и интересных людях.