Дорогами войны. Они шли навстречу друг другу пять лет

0

Война — это всегда разруха, боль, страдания и потери, это искалеченные судьбы, осиротевшие дети и разбитые семьи. История семьи Войцеховичей — Анастасии Трофимовны, Павла Иосифовича и их троих детей — удивительна. Война разлучила их рано утром 22 июня в Бресте, и только зимой 1946 года встретились они в д. Волошево Слуцкого района. За все годы войны они не получили друг от друга ни одной весточки.

22 июня, 1941-й
Из воспоминаний Анастасии Трофимовны: «С будущим мужем мы познакомились в Полоцке. Поженились. По окончании военного училища в звании младшего лейтенанта его направили служить в 28-й стрелковый корпус Брестского гарнизона 4-й армии, что дислоцировался в Брестской крепости. В 41-ом у нас с Павлом было уже трое детей.
В начале лета 1941-го уже вовсю пахло грозой. В брестских магазинах появились очереди. Люди скупали хлеб, соль, муку, спички, шептались: скоро война. Некоторые семьями уезжали из города. Меня тоже знакомые спрашивали: мол, вы почему не едете. А куда ж нам ехать было? Я детдомовская, муж — офицер; дети маленькие. Хотя я знала, что родители Павла живут в д. Волошево, но ехать без него не хотела. Я ведь ни разу там не была и даже не видела ни свёкра, ни свекрови. Вот такая жизнь была у офицерских семей.
Где-то в середине июня в Бресте прилюдно расстреляли немца-перебежчика, который, тайком пробравшись в город, сообщил командованию о войне и даже о времени её начала. Но в то время директива «Не поддаваться на провокации!» прочно засела в умах советских людей.
Из воспоминаний Павла Иосифовича: «Когда начался артобстрел крепости, я помог жене и детям спуститься в подвал нашего дома. Там уже находились семьи командирского состава. А сам даже одеться не успел. Так, без гимнастёрки, в сапогах на босую ногу и с пистолетом в руке, побежал в расположение корпуса. В оружейной комнате уже толпились полураздетые солдаты. Оказывается, часовой без приказа не допускал их к оружию. Я отдал приказ сбить замки.
Вооружившись, наш отряд из 17 человек стал продвигаться к форту крепости, укрываясь от пуль и осколков за железнодорожным полотном и вагонами. И вдруг мы увидели, что из-за одного здания выходит группа немецких солдат. Всего около 50 человек. Они направлялись в нашу сторону. Подпустив противника поближе, я отдал команду открыть огонь. На площади им сложно было укрыться, и мы одержали свою первую в этой войне победу.
Только потом, после войны, я узнал, что из Германии накануне первого дня войны прибыл состав с углём, где в вагонах вместо угля были вооруженные немцы.
Из воспоминаний Анастасии Трофимовны: «Стены и потолок подвала, где мы прятались, долго содрогались от взрывов и канонады. Я завернула Валерика, младшего сына, в солдатское одеяло и положила на дно бочки из-под огурцов. Невзирая на грохот, он наконец-то уснул. В подвале были жёны офицеров и их дети. Мы изредка перешёптывались. Главная тема разговоров была одна — что это, война или провокация? В то, что началась война, никто не верил до самой последней минуты, до тех пор, пока во время короткого затишья мы не выглянули из подвала и не увидели развалины домов, убитых солдат и знакомых. И всё равно мы продолжали верить, что война очень скоро кончится, что сейчас подоспеет помощь и что город будет освобождён от фашистов.

Реклама

Разными дорогами
Из воспоминаний Павла Иосифовича: «Из Бреста разрозненные части гарнизона выходили с небольшими боями и отступали до старой границы, где, думали мы, будут сосредоточены основные силы нашей армии и дан отпор врагу. Но на Слуцком направлении немногочисленные укрепления были уже разбиты и пусты.
К 26 июня мы оказались в районе наспех подготовленной линии обороны Омговичи-Калита-Уречье. Подразделение, которым я командовал, занимало позицию южнее Уречья. А в 15−20 км от него — родная деревня, престарелые родители. Как они там? Живы ли? Жена и дети, что с ними? Эта неизвестность не давала мне покоя.
Из воспоминаний Анастасии Трофимовны: «Ружейно-пулемётная канонада стала постепенно утихать. Слышались лишь короткие автоматные очереди и одиночные выстрелы. Через некоторое время нас обнаружили немцы и согнали вместе с другими женщинами и детьми в какое-то полуразрушенное здание. Дети плакали, хотели пить, есть. Водопровод в это время уже не работал.
Тут мне пригодилось моё детдомовское прошлое. В Полоцком доме-интернате, где я росла, было много еврейских детей. Изучая их язык, я немного понимала и немецкий. Так мне удалось договориться с немецким часовым, и он отпустил меня домой за продуктами и одеждой для детей. В залог остались дети. Я собрала увесистый клунок, переоделась и пошла назад. В это время снова начался артобстрел, и я прыгнула в какую-то воронку. Когда взрывы прекратились, обнаружила, что в воронке сидит мальчик 10−12 лет. Звали его Борис. «Тётенька, возьмите меня с собой!» — взмолился он. Возвращалась к детям я уже с Борисом.
После Брестской тюрьмы нас, женщин и детей, погнали в концлагерь, расположенный в Бялой Подляске в Польше. Шли долго, было очень тяжело. Когда до Бялой Подляски было уже рукой подать, конвоиры остановили колонну на привал. Это было прямо на железнодорожном полотне. Кто-то сел по правую сторону железной дороги, кто-то — по левую. А по рельсам вперёд-назад курсировал паровоз с составом. И тут, откуда ни возьмись, в небе появился советский самолёт и сбросил на этот паровоз несколько бомб. Колонна в панике стала разбегаться кто куда. И я побежала вместе с детьми: Валерик, привязанный в платке за спиной, Валя на руках, Володя и Борис рядом, уцепившись за одежду. Мы бежали, падали, снова поднимались и снова бежали. Когда в очередной раз мы упали на землю, я увидела на своих руках кровь. Небольшой осколок бомбы пролетел сквозь мои пальцы и задел лицо дочери.
Из воспоминаний Павла Иосифовича: «На линии обороны, которую организовал полковник Тутаринов, мы продержались недолго. Потом был Мозырь, форсирование Припяти. Много людей потеряли в районе г. Прилуки, где две недели находились в окружении. После выхода из окружения, пополнив подразделение, принял участие в оборонительных и наступательных боях на Курской дуге.

Окончание следует

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии