Сказ про мужика басловского

0

Слуцкий базар издавна известен в Беларуси не только как уникальное торговое место. Это было ещё и неповторимое явление в плане говора, представленного всей большой округой. Не зря писатель Владимир Короткевич в одном из своих романов отметил, что так, как говорят на базаре в Слуцке, теперь уж не услышишь ни в одном другом городе. А ещё, кроме многоголосой торгующей и покупающей толпы, здесь постоянно можно было видеть столкновение характеров. Случалось, доходило и до кулаков, но состязание, как правило, шло в остроумии, сдобренном местной хитринкой… А после расходились по городам и весям слуцкие базарные истории. Многие из них забылись, но одна — про басловского серуна — дошла до наших дней. Рассказывают её на разные лады, но из всех, мной услышанных, поведаю вариант наиболее оригинальный и правдоподобный.

Купить что-либо на базаре в Слуцке и не поторговаться было делом неприличным. Вот и приехавший за зерном мужик из деревни Басловичи, приглядев подходящий товар, начал по традиции сбивать назначенную цену. Но так бывает, что продавец и покупатель изначально не понравились друг другу, а потому и не могли сойтись в цене. Дело пошло на принцип, кто — кого. Собравшаяся вокруг толпа ради потехи ещё пуще подзуживала спорящих. Наконец, устав от словесных баталий, продавец предложил необычное решение. «Бог с тобой, бери на себя столько мешков, сколько сможешь унести, но с одним условием: дойдёшь до своего воза и не обделаешься — цена твоя, ну, а если нет, то моя,» — сказал он.
В азарте, тут же при свидетелях, торгующиеся стороны ударили по рукам. История умалчивает, сколько мешков взвалил на себя скуповатый селянин, но говорят, что от тяжести он покраснел как рак. С трудом передвигая ноги и сопя, он всё же добрался с ношей до воза. Разочарованные зеваки по причине несостоявшегося зрелища начали расходиться… И в тот момент, когда басловский мужик поднапрягся, чтобы сбросить в воз первый мешок, базарную площадь огласил мощный звук, вырывающийся обычно из утробы при экстренном отправлении естественной нужды… Смех и улюлюканье охватили толпу. Из неё в адрес покрасневшего уже от стыда проспорившего летело: «Ну что, басловский серун, плати, как договаривались!»
Не знаю, с каким настроением возвращался он домой, но до конца дня по шинкам и торговым рядам весь базар только о серуне из Басловичей и говорил. Ну, а с тех пор имя нашего героя стало нарицательным, дожив до наших дней. Вспомните, может, и вас так когда-то обзывали?

Реклама

Антон Зубаревич

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии