20 августа — День Военно-Воздушных Сил

0

Готовил к старту МИГ-17
После окончания десяти классов в СШ№9 г.Слуцка Костя Молибожка с другом-одноклассником послали в Ленинград документы для поступления в училище военно-морской авиации — такова была мечта обоих. Спустя некоторое время документы оттуда им вернули с припиской, что вакантных мест училище не осталось. Огорчённый Костя пошёл в военкомат, и там его определили в школу по подготовке авиамехаников — по обслуживанию первых реактивных истребителей МИГ-15 и МИГ-17. Они тогда уже базировались в Беларуси.

Год напряжённой учёбы — и в 1955 году он уже был на аэродроме, где у взлётной полосы стояли в рядок новенькие МИГ-17. Машина имела максимальную скорость 1140 км/ч, на вооружении — три скорострельные пушки, потолок 15000 метров, что больше, чем у МИГ-15.
За сержантом Молибожка закрепили один из них и каждое утро он осматривал свой «ястребок» и докладывал технику-лейтенанту о готовности машины к старту. И так два с половиной года, без жалоб пилота и техника на оплошности в работе. Но экстремальные случаи во время полётов были, о них пенсионер Константин Иосифович Молибожка хорошо помнит.

Реклама

Техник взлетел самовольно
Самолёт МИГ-15 «спарка», двухместный, предназначался для обкатки в воздухе прибывших из училищ лётчиков. В то солнечное утро техник, закреплённый за этой машиной, залез в кабину и приказал механику вытащить из под шасси колодки. Мол, хочу прогреть двигатель. Что тот и сделал, не ожидая подвоха.
А техник дал полный газ и, вырулив на взлётную полосу, стартовал в небо без ведома диспетчера. Сделал над городом, что был вблизи от аэродрома, два круга, что было расценено на земле, как намерение улететь за границу, до которой было километров двести.
На перехват самовольщика взлетела пара МИГ-17 и дала знак идти на посадку, что тот мастерски и сделал. Оказывается, в молодости техник был членом аэроклуба и имел солидный налёт на поршневых Як-12.
О случившемся узнал командир авиадивизии, прибыл в полк. Срочно выстроили личный состав. Комдив в довольно грубой форме отчитал кого надо, но заметил молодым пилотам, что, мол, учитесь у этого техника, как надо сажать самолёты, не выбегая за пределы посадочной полосы, что у вас не редко случается.
Техника освободили от должности и куда-то увезли, возможно, в другой полк или на гауптвахту — за самоволку.

Четвёртый ушёл в неизвестность
По воскресениям почти все молодые лётчики и механики уходили в город, посещали рестораны, кое-кто заходил и к знакомым девушкам. Возвращались иногда под хмельком.
В один из понедельников полёты одной четвёрки МИГ-17 были запланированы на пять часов утра. Взлетели парами, набрали высоту 5000 метров и ушли в свою зону облёта. Неожиданно командир звена заметил, что крайний в четвёрке истребитель покинул строй и ушёл в сторону без предупреждения. На радиозапросы командира пилот не отвечал.
Позже стало известно, что его самолёт врезался в болото далеко от аэродрома и не оставил на месте падения никаких обломков — всё ушло в глубину.
При расследовании этого случая, стало известно, что пилот накануне перебрал хмельного, был у подруги, не выспался и, наверное, в полёте уснул навсегда.

МИГ приземлился … без пилота
Однажда в полёте у МИГа оторвалась лопатка турбины. Она стала давать сбои и скорость машины резко упала.
Пилоту дали добро на катапультирование. Он закрепил ручку управления в нейтральное положение, но так, чтобы машина делала виражи, открыл фонарь кабины и нажал кнопку катапульты. Снижаясь на парашюте, заметил свой МИГ-17 … на зелёном ковре поля целёхоньким.
Оказывается, машина, почти выработав горючее, села в поле на «брюхо». После небольшого ремонта самолёт вновь вошёл в строй. Пилоту командир полка вручил за находчивость именные часы и Почётную грамоту. Второй раз этот пилот, заметив по приборам, что горючее на исходе, а да аэродрома ещё порядочное расстояние, благополучно сел на шоссе.

Особисты к механику не придрались
Случай этот Константин Иосифович помнит хорошо, до мелочей — переживаний было предостаточно. Пилот обслуживаемого им МИГ-17 сообщил на диспетчерский пункт при заходе на посадку, что у машины не выпускаются шасси. Что делать? Получил команду: «Садись на «брюхо» рядом с бетонной полосой, будь внимателен и осторожен”. И он посадил машину на травяное покрытие целой и невредимой, хотя посадочная скорость у машины высокая — 160 км/ч.
Но вскоре особисты из дивизии вызвали на допрос механика: может, дескать, “ты оставил в отсеке для шасси свои ключи и их заклинило?» Механик сводил гостей в тот отсек на аэродроме, где у него находились ключи и другой инструмент — всё было на своём месте. Оказывается, отказала в полёте гидросистема не по вине механика.

Записал Михаил Тычина

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии