А я люблю женатого…

0

«Парней так много холостых, а я люблю женатого…». Никогда не задумывались, почему эта песня стала народной? Почему, возвращаясь с вечеринки, молодые девчата и мужние жёны хором затягивают нехитрые, пронзительные в своей обжигающей откровенности слова.

Эта история произошла с моей подругой Анной. Ей было 19, когда она встретила свою первую любовь. С героем своего романа Аня познакомилась… в свадебном салоне. Нет, замуж она не собиралась, и в салон пришла не платье выбирать, а в гости к друзьям, которым этот салон и принадлежал. Друзья Аннушки славились гостеприимством: в доме у них бывала многочисленная родня, приятные знакомые и бывшие клиенты — молодые пары, не так давно перешагнувшие порог свадебного салона.
В тот вечер на огонёк в салон заглянул только один гость. Ужин на четверых завершился далеко за полночь. Поэтому хозяйка салона Ольга предложила гостям остаться на ночь. В условиях малогабаритной квартиры постелить Анне и Владиславу пришлось в одной комнате. Влад, как истинный джентльмен, лёг на полу. Аня прикорнула на диванчике. Вот только заснуть в эту ночь не удалось никому из них. …Анюта опомниться не успела, как оказалась в крепких объятиях нового знакомого. К тому моменту она знала о нём всё. Что женат, что отец двоих маленьких детей, что ему 29. Но самое главное — с женой не живёт. Так что пословица «на чужом горе счастья не построишь» — не про неё. Аннушка не чувствовала себя разлучницей. «Подумаешь, женат? — говорила она. — Но его мама почему-то меня хорошо принимает». После встреч с Владом подруга вся светилась: ходила по офису с глупой улыбкой, выдававшей бурную ночь. Она похудела, похорошела, и в походке появилась женская грация, что приковывало мужские взгляды.
Аня жила от одной встречи до другой. Влад мог пропасть на несколько недель, но, когда он, наконец, появлялся у Ани в общаге «я соскучился, и как же я жил без тебя, моя маленькая» — она всё прощала и не требовала объяснений. «Одно его прикосновение — и земля уходит из-под ног», — говорила она мне. Когда его долго не было, Аня отправлялась по местам, где они любили бывать вдвоём. Коротала вечер в баре, потягивала из соломинки коктейль и делала несколько звонков из телефона-автомата. «Если его нет у родителей, значит, он с ней», — от этой мысли Аню сжигала ревность. Смешно, правда, ревновать любовника к его собственной жене? «У наших отношений нет будущего», — как честный мужчина, который вовсе не собирался жениться, предупреждал Аню Влад. Но она вовсе не собиралась под венец: ей всего-то было нужно быть рядом с ним, запускать пальцы в его коротко стриженные волосы, отдаваться во власть его рук и губ, засыпать у него на плече и просыпаться в его объятиях. Анькино сумасшествие могло длиться долго, но оборвалось в один вечер.
Как обычно, не дождавшись любимого в общаге, Аня прошлась по городу и свернула в бар. Заняла свободное место возле барной стойки. Услышав иностранный говор, она повернулась и увидела троих посетителей. Гости из Германии пили русскую водку, цокали языками и открыто рассказывали неприличные анекдоты, уверенные, что их никто не поймёт. В школе по немецкому у Ани была крепкая «пятёрка» (по старой пятибалльной шкале). Острая на язычок, Аня намекнула, что при дамах от солёных шуток можно было бы и воздержаться. Завязался вполне светский разговор. Рассказчики бородатых анекдотов оказались представителями известной фирмы, поставлявшей оборудование на одно из городских предприятий. Один из них — Ганс — рассказал, что женат на белоруске. «У меня в этом городе есть квартира, — сообщил он. — Я бываю в ней только во время командировок в Беларусь. И я мог бы сдать ее тебе бесплатно. Такая девушка, как ты, не должна жить в общаге». — «Соглашайся, что тут думать», — услышала Аня знакомый голос. Слегка «под шафе» любимый с интересом наблюдал за их разговором. Влад пожал руку Гансу. «Вы знакомы?» — удивилась она. — «Поехали смотреть квартиру! — предложил Ганс. — Ты можешь остаться у меня ночевать, в общагу тебя всё равно не пустят — поздно уже». Откуда Ганс был таким знатоком законов советского общежития, оставалось загадкой. «Поезжай!» — «благословил» Влад. Сложно сказать, какие чувства кипели в Аниной душе: обида и горечь на любимого, так легко отпустившего её с новым знакомым, желание отомстить, жажда приключения… Всё это вместе пересилило страх: «вдруг он маньяк?». И она последовала за немцем. Как и следовало ожидать, Ганс постелил ей в своей спальне. Кое-как отделавшись от настойчивых попыток пылкого немца затащить её в постель, Аня улеглась на краешке своей половины кровати и уснула.
…К концу рабочего дня зазвонил телефон. Голос Влада был взволнованным. «У вас с ним что-то было, да? Я полночи сидел на берёзе возле его дома, но вы выключили свет…». Аня расхохоталась: «Ничего себе, Отелло! Ты же меня сам туда отправил, а теперь спрашиваешь, было ли что-то?». При встрече Аня смотрела на своего возлюбленного другими глазами. Нет, у неё так же ёкало сердце при его приближении, так же дрожали коленки, когда он брал её лицо в свои ладони. Но что-то в отношениях неуловимо изменилось. Сломалось. Встречи прекратились, но время от времени герой её бывшего романа напоминал о себе телефонными звонками.
А спустя несколько лет, когда Аня приехала в город своей юности, она набрала знакомый номер. Они гуляли по городу, пили вино в том же баре, катались по реке на лодке. И Влад в своём амплуа вдруг стал на колени посреди города и попросил выйти за него замуж. «По-моему, двоежёнство у нас ещё не приняли», — отрезала Аня. — Смешной, милый паяц, у наших отношений нет будущего»

Реклама

Ольга Слуцкая

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии