Чернобыль глазами очевидцев

0

Тысячи людей со всех концов бывшего СССР были призваны и командированы для ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Работы по ликвидации велись, в основном, вручную. Лопатами снимали верхний слой грунта на территории АЭС, сбрасывали руками куски арматуры с крыши машинного зала, смывали радиоактивную грязь внутри станции… Жители нашего региона приняли самое активное участие в ликвидации аварии. Сегодня на Случчине и Солигорщине проживают более 1000 ликвидаторов последствий Чернобыльской аварии.
Многих уже нет в живых…

Чернобыль — самая страшная катастрофа в ядерной энергетике. Дело даже не в том, что в результате взрыва четвертого реактора радиоактивные осадки выпали аж в Швеции. Страшнее оказались попытки Советского правительства замолчать, а потом преуменьшить масштабы катастрофы.
Первые признаки чего-то страшного, безнадежно непоправимого появились в понедельник, в 9 часов утра, 28 апреля 1986 года, когда специалисты атомной электростанции в Форсмарке, что в 60 милях от Стокгольма, обратили внимание на тревожные сигналы, возникшие на призрачно-зеленых экранах.
Приборы показывали уровень радиации, и был он так необычайно высок, что специалисты пришли в ужас. Первое предположение: утечка произошла из реактора на их станции. Но тщательная проверка оборудования и контролирующих его приборов ничего не выявила. И, тем не менее, сенсоры показывали, что уровень радиации в воздухе в четыре раза превышает предельно допустимые нормы.
В срочном порядке были применены счетчики Гейгера для немедленной проверки всех шестисот рабочих. Даже эти наспех полученные данные показали, что каждый рабочий получил дозу облучения выше допустимого уровня.
На территории, окружающей станцию, повторилось то же самое — образцы почвы и растений содержали невероятно высокое количество радиоактивных частиц.
Шведские ученые информировали свое правительство, что, по их расчетам, источник ядерного заражения, извергающий в небо смертельные дозы радиации, находится в Советском Союзе. Но советские руководители хранили молчание.
И только когда молчать стало уже невозможно, Кремль, наконец, признал, что произошел какой-то инцидент на Чернобыльской АЭС. Сжатое, уместившееся в несколько строк заявление было зачитано в вечерних новостях. В нем говорилось: «На Чернобыльской атомной электростанции произошел несчастный случай. Один из реакторов получил повреждение. Принимаются меры с целью устранения последствий инцидента. Пострадавшим оказана необходимая помощь. Создана правительственная комиссия для расследования происшедшего». Разъяснить людям, какое страшное бедствие обрушилось на огромные районы Беларуси, России, Украины, никто не потрудился.

Реклама

«У поверхности земли счётчики радиации зашкаливало»
Михаил Тарасевич, житель д. Волошево Слуцкого района, бывший сотрудник Слуцкого РОВД, в составе сводного отряда УВД был командирован в Чернобыльскую зону в мае 1987 года. Отряд располагался вблизи 5-километровой зоны не далеко от реки Припять.
«Главной задачей нашего отряда была охрана правопорядка, противодействие кражам и мародёрству в отселённых белорусских деревнях, — рассказал Михаил Михайлович. — Несмотря на предупреждения о радиационной опасности, сюда ехали и ехали „смельчаки“, которые разворовывали имущество, вывозили технику, оборудование, мебель и т. д. Колхозные склады и гаражи взламывались — вывозилось всё, что представляло какую-либо ценность. Эти граждане даже не задумывались: всё, что они вывозили, несло смертельную опасность.
Очень яркие впечатления у меня остались от самой обстановки в отселённых деревнях. Представьте себе: пустые добротные дома, школы, клубы, по улицам бродят одичавшие коты, собаки, в сараях, гаражах — полчища крыс и мышей. За месяц пребывания в зоне мы только однажды во время рейда наткнулись на жителя деревни — старика, который отказался от переселения. Жил он, в основном, за счёт собственного огорода и рыбалки. Кстати, рыбы и дичи в зоне тьма-тьмущая. Зайцы табунами скачут, лисы, волки, чёрные журавли. Но есть это всё нельзя.
Жуткое впечатление оставляли окрестности деревень и леса, особенно, хвойные. Сосны с верхушки до половины своей высоты высохли и пожелтели, в кронах деревьев, в проводах элетропередач висят скелеты птиц. Кстати, видел много останков домашней живности: на улицах, в полях, в лесах. Так что радиация не только для человека губительна.
Как таковую, радиацию я не ощущал. Просто часто першило в горле, сильно болела голова. Счётчики местами зашкаливало: держишь его на уровне груди — вроде, более-менее нормально, опустишь вниз, к ногам, всё — зашкалило.
По возвращении домой меня комиссовали из милиции, дали вторую группу инвалидности. Так что все последствия Чернобыля ощущаю на себе. Некоторых моих коллег, с которыми вместе в 30-километровой зоне работали, уже нет в живых. А на этой фотографии они все ещё живы…»

«Командировка в Хойники давала о себе знать 2 года»
Житель Солигорска Леонид Царюк, ныне работающий заместителем главврача по детству и родовспоможению Солигорского ТМО, 4 мая 1986 года был командирован в районный центр Хойники, что в 55 километрах от Чернобыля. «Здесь было развёрнуто медицинское подразделение по дезактивации, — рассказал Леонид Дмитриевич. — Мы, врачи и медработники, оказывали помощь больным и пострадавшим от аварии людям: проводили осмотр, заполнение документов и сопровождение в зону отселения. Очень важную роль отводили психологической подготовке людей к переселению на новое место жительства.
В основном, мы работали в закрытых помещениях, но при этом все медработники на открытых участках тела имели загар, равносильный солнечному ожогу первой степени. Эти явления проходили по мере снижения радиационного фона. Получив допустимую дозу облучения, наша группа врачей была вывезена из Хойников. Нас заменили другие медики.
После той командировки в течение почти двух лет у меня кровоточили дёсны, что не позволяло даже зубы почистить, из носа шла кровь».
Сегодня Леонид Дмитриевич имеет только четыре льготы, которыми пользуется, как ликвидатор последствий Чернобыльской аварии. Это бесплатные санаторно-курортное лечение и лекарство при заболевании, дополнительные 14 дней к отпуску и льгота по удержанию подоходного налога с заработка.

У мёртвай вёсцы
Калісьці людзі тут жылі,
І ўсё ў іх было:
І хлеб, і ў хаце дабрабыт,
Ды раптам знікла ўсё.

Чарнобыль тут паставіў крыж,
Свой след пакінуў тут.
Няма жывёл, глухая ціш
Як роспач ад пакут.

Калісьці тут жылі звяры,
І хтосьці пасвіў скот,
А зараз ціха на двары,
Зваліўся стары плот.

Не чуеш звонкі смех дзяцей
І песню пастухоў.
Прагнаў Чарнобыль усіх людзей
Прэч ад сваіх дамоў.

Ідзеш па вуліцы і жах
Ідзе разам з табой.
Не чуеш скваркі смачны пах
І матчына «дамой».

Замест таго, нібы ў сне,
Паўсюль адзін бур’ян…
Баліць Чарнобыльская ціш
Радзіме і ўсім нам.

Надзея Ганчарык,
гімназія № 1, 9"Б" клас

Как это было
Разрушенная активная зона реактора имела контакт с атмосферой; там все клокотало, шумело, гудело, подобно геенне огненной. Правительство, выслушав советы специалистов, приняло решение засыпать воронку теплопоглощающими материалами, способными к фильтрации огня и пепла. Потому с 27 апреля по 10 мая летчики Военно-воздушных сил СССР, рискуя жизнью, совершили сотни полетов над активной зоной. Они сбросили с вертолетов тысячи и тысячи мешков песка, глины, доломита, бора, а также крупные упаковки свинца (около 2400 тонн). Как выяснилось позже, свинец мгновенно испарялся в адском пламени взорвавшегося реактора и, поднимаясь в воздух, усугублял тем самым опасность радиационного и химического загрязнения пространства.
Мощность радиационных выбросов из разрушенного реактора уменьшилась только через пять дней, составив примерно 15% от первоначальной. Затем она стала нарастать вновь, достигая 70% от уровня первого дня. Специалисты, крестясь от ужаса, ожидали еще более жестокого радиационного удара, который мог случиться при обвале в шахтный бассейн крышки разрушенного реактора, а бассейн был наполнен водой охладительной системы. Если б всё это рухнуло вниз, произошёл бы водородный взрыв, который разнёс на куски всю станцию. Военные вычислили нависающую опасность и предупредили о ней правительство. В срочном порядке готовились средства для эвакуации миллионов людей. На запасные пути были поставлены сотни железнодорожных эшелонов. Готовились автомобильные колонны. Эвакуацию предполагалось провести в радиусе 300 километров от АЭС, куда входили города Киев, Гомель, Бобруйск…
Не все знают, что именно ликвидаторы предотвратили возможную и более мощную катастрофу на ЧАЭС. Когда создалась угроза, что несущие конструкции не выдержат многотонной нагрузки, и все рухнет в бассейн (барботтер), усилиями ликвидаторов был проложен туннель под активную зону реактора. Пробив стену бассейна, вода была выкачана, а катастрофа предотвращена.
В ноябре 1986 года, благодаря мужеству и самоотверженности ликвидаторов, строителей, инженерно-технических и научных работников над 4-ым энергоблоком возведен объект «Укрытие», в народе называемом «саркофагом».

Справка «Кур'ера»
По первым ориентировочным оценкам, из реактора выброшено до 50 миллионов кюри радиоактивной энергии. По уточнённым расчётам, произведённым учеёными Института радиоэкологии Академии наук Беларуси, выбросы составили до 1 миллиарда кюри. В разрушенном реакторе в качестве топливной массы осталось около 130 тонн урана. А до аварии было 190 тонн. Некоторые исследователи определяют мощность выбросов в 60, а некоторые — в сотни атомных бомб, сброшенных более полувека назад на японские города Хиросима и Нагасаки.
На землю Беларуси легло 72% всех чернобыльских выбросов.

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии