Сидящие на стакане

0

Что говорить, любят у нас, на Случчине, приложиться к стакану. И дело даже не в том, во что это обходится и что доля алкогольных напитков в обороте продовольственных товаров ежегодно составляет одну четверть (данные статистики). Можно только предположить, какими потерями это оборачивается в таких сферах жизни, как семейные отношения, работа, здоровье людей. Последнее нужно выделить особо. Сегодня мы предлагаем читателям материал, в который вошли откровения людей, попавших в алкогольную зависимость, данные статистики и мнение специалиста-нарколога.

О водке и о себе: прошлое, настоящее и будущее
Случчанин С.: «Мой стаж общения со спиртным насчитывает уже более 30 лет. Выпивал как все, любил посидеть в компании. Прихватило первый раз в 27 лет. Проснулся утром после возлияния — всё плывёт, проваливаюсь в бездну. Вызвали „скорую помощь“. Потом пошёл по врачам. Не скрою, испугался сильно. Ведь отходил где-то полгода. Тогда же сам решил — больше ни капли.
Однако 8 лет нормальной и спокойной жизни прервал стресс. Выпил рюмку с расстройства, и всё вернулось на круги своя. Четыре года с небольшими перерывами продолжалось это. Плохое самочувствие поправлял традиционным способом. Понимал, что качусь по наклонной, но на кодировку пошёл только после уговоров матери. Пять с половиной лет не пил.
Водка мне с юности не шла. Загонял её вовнутрь силой, а вот пиво я любил всегда. Уже после кодирования прослышал как-то от друзей, что в Слуцке продают „нулевое“ пиво. Начал покупать его, и, хоть содержание алкоголя в нём 0,5%, кайф всё равно чувствовал.
Постепенно перешёл на „единичку“, на „троечку“, а там полились и вино с водкой. За два с половиной года шесть раз был в больнице. Откачивали на капельницах. Причём в последнее время больше четырёх дней пить уже не мог. Дальше — полная потеря сил. Правда, галюников не было.
После последнего срыва решил закодироваться. Насколько мне это поможет, сказать сложно. Просто сам осознаю, что я и водка несовместимы. Жить ведь хочется. Откуда такая зависимость взялась, не знаю. Был у экстрасенса на приёме, так он сказал, что мне это „сделали“ (нашептали). А вот врачи говорят, мол, такая особенность организма. Соблазн выпить гашу картиной адовых мук, которые мне хорошо известны».
Случчанин Ю.: «До 18 лет я вообще не пил. А попробовал — и втянулся незаметно. Деньги тогда зарабатывал нормальные и позволял себе расслабиться.
Уже через 3−4 года чувствую, что не могу остановиться. Закодировался — три года не пил. Сорвался по случаю неполадок в семье.
Из запоев выходил разными способами: и на капельницы ложился, и кодировался неоднократно, и даже подшивался. Но тяга к спиртному так и осталась. Услышу запах пива, и понеслось.
Знаю, что многое решает сила воли, но у меня с этим неважно. Нахожу всевозможные оправдания: праздники, встреча с друзьями, виню плохую жизнь, низкую зарплату.
Прошёл всё. Откачивала «скорая», попадал в реанимацию, даже галлюцинации бывали — ползают такие ужасные пауки по потолку, а по углам всякие чудища ютятся.
Утверждают, что есть дьявол-искуситель. Так я это могу подтвердить. Когда в запое находишься, ищешь деньги по городу, ни одного сочувствующего не встретишь. А как только «завязал», на следующий день к тебе тут же подойдут и выпить предложат.
Сейчас не пью, понимаю, что нельзя, но и уверенности полной, что не вернусь к старому, тоже нет. Хотя знаю, что итог в случае продолжения прежнего образа жизни будет один — смерть.

Реклама

Незаметно ушедшие «бойцы»
На учёте в наркологическом кабинете Слуцкого ТМО на сегодняшний день находится 2178 человек, страдающих алкогольной зависимостью. С начала текущего года снято с учёта 212 граждан, из них 53 человека выбыли из списков по причине смерти.
Думается, что количество умерших от алкоголя на Случчине значительно больше. Ведь не каждый, страдающий алкоголизмом, обращается за помощью. И здесь вспоминается реальная слуцкая история.
В этом году Владимиру К. исполнилось бы 49 лет. Пить начал ещё, когда учился в школе. По своим природным данным был одним из самых способных учеников. Он легко поступил в институт и, играючи, закончил его. Далее было быстрое продвижение по службе.
Но здесь вмешался алкогольный аспект — начались проблемы на работе и в семье. Все уговоры обратиться за помощью к врачам результата не имели. Поразил рассказ самого Владимира: «Жена поставила условие — или разводимся, или едешь кодироваться в Минск. Пришлось поехать. Во время сеанса психотерапевт мне что-то говорит про алкоголь и пасы всякие делает. А я ему мысленно: „А пошёл ты подальше!“. И так весь сеанс. Вышел от врача со справкой, выпил бутылку и домой».
Кончилось всё трагически. Через пару лет цветущий мужчина потерял всё: семью, жильё, даже документы. На все попытки друзей остановить его, он философски заявлял: «Вам не понять, какого уровня свободы я достиг». Действительно, понять было трудно. Особенно, когда пришло сообщение, что Владимир умер в слуцкой больнице. Исследование патологоанатома показало наличие у него букета болезней, не совместимых с жизнью.

Сухие цифры статистики
За январь-сентябрь 2005 года на Случчине, по данным отдела статистики, было реализовано алкогольных напитков и пива на 17 миллиардов 938,8 миллионов рублей, что в сопоставимых ценах на 16,9% больше, чем за соответствующий период прошлого года.
Если вооружиться калькулятором, то нетрудно рассчитать, что каждый из 100 тысяч жителей Случчины, включая младенцев, трезвенников и язвенников, «пропил» за 9 месяцев по 180 тысяч рублей.
Кстати, сумму в 18 миллиардов можно обыграть и в другом ключе. Стоимость строительства новой бани составила 4,5 миллиарда рублей. Если бы не «Дажынкі», то финансы на её возведение изыскивались бы ещё не один десяток лет. А тут население Случчины за девять месяцев с лёгкостью раскошелилось на сумму, равную стоимости четырёх таких сооружений.
И это цифры только официальных продаж. Можно лишь предположить, сколько денег уходит на покупку самогона, контрабандного спирта, браги, самопального пойла.

С позиции специалиста
В разговоре с корреспондентом «Кур'ера» Ольга Тарасова, врач-нарколог Слуцкого ТМО, отметила, что в последние годы количество пациентов, посещающих наркологический кабинет, значительно выросло. «Когда я шесть лет назад начинала работать, то к нам приходили единицы, — сказала она. — Теперь ежегодно только в дневном стационаре анонимно пролечивается около 400 человек. Причём, если ранее среди пациентов преобладали представители рабочих специальностей, то теперь всё чаще встречаются служащие. Есть люди и при должностях.
Основная масса вновь поставленных на учёт — молодёжь. Самому юному пациенту — 19 лет, самому старому — 72 года. Люди в возрасте для нас теперь редкость».
По словам Ольги Тарасовой, специфика наркологии такова, что запугиванием и принудительными способами добиться положительных результатов невозможно.
«Мы беседуем с каждым пациентом, выясняем, чего он хочет, и дальше уже рекомендуем тот или иной курс лечения. Как человек, я отношусь положительно к любым методам лечения, которые помогают избавиться от алкоголизма. Помогла бабка — хорошо, перестал пить после кодирования — отлично! Но, как специалист, я сторонник медицинских методов лечения, — сказала „Кур'еру“ Ольга Тарасова. — Очень непросто работать с теми, кто регулярно впадает в запой. Ведь у них страдает практически всё: отказывает сердце, печень, пищеварение, они не могут нормально спать. В таких случаях, если не обратиться к врачу своевременно, то вероятность летального исхода очень велика».
В заключении беседы заведующая наркологическим кабинетом отметила: «Призывать через газету, мол, перестаньте пить завтра, — это наивно. Но сообщить о первых признаках алкогольной зависимости считаю нужным».

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии