В биографии — история страны

0

У стародорожского художника-самоучки Николая Понтуса в доме своеобразная картинная галерея, созданная его руками. Сам он давно на пенсии. Занимается с весны до осени огородом, держит кур. Эти нехитрые дела помогают ему в преклонном возрасте иметь цель в жизни. Он любит рисовать картины. О себе Николай Понтус рассказывает:…

«Я родился 1 января 1928 года. В семье был четвёртым ребёнком. Всего у моих родителей было десять детей. Сейчас нас в живых пятеро.
Мы тогда жили на хуторе „Дубровские Хутора“, на земле деда Антона Понтуса, среди леса и болот. Во времена коллективизации деда, а заодно и родителей, раскулачили, хотя мы и не подлежали этому. Отец не вступил в колхоз и нас обложили непосильным налогом. И за то, что мы недодали государству 30 кг картофеля, отца посадили в 1932 году на три года. Пока он копал Беломоро-Балтийский канал умерли мои братья Сашка и Антоник.
В это время я перерисовывал из книг картинки, особенно птиц и зверей себе в тетрадь. Сидя зимними днями у окна, я любовался птицами. Бывало сядет сорока или ворона на сарай, я хватал карандаш и старался нарисовать её. С этого я и начинал совершенствовать свои художественные способности.
Однажды я увидел в учебнике фото мужчины с бородой. Не зная, кто он, поинтересовался у матери: „Что это за дед такой?“. Она удивленно посмотрела на меня: „Это не дед, а поэт Пушкин. Его убили 100 лет назад“ и прочитала его стихотворение „Зимний вечер“, которое было напечатано под портретом. И мне показалось, что написано про нас: наша избушка была маленькой, в три оконца, с соломенной кровлей. Мать всю зиму пряла. Под жужжание её веретена мы сладко спали, а за стеной свистели бури. Мне очень захотелось нарисовать Пушкина. И я это сделал, перепортив много бумаги, а стихотворение заучил на память.
Когда я в 1937 году пошёл в школу, то уже мог неплохо рисовать.
Отец вернулся из тюрьмы в 1935 году. А через два года его опять увезли на „чёрном воронке“ в неизвестном направлении. Как выяснилось, по доносу соседки. Отцу дали десять лет за то, что брат отца уехал в Америку, и писал нам письма. Отец сидел на Дальнем Востоке в Уссурийском крае без права переписки. И мы не знали, жив ли он.
Двенадцатилетний брат Метик умер в 1936 году. Нас осталось пятеро: Катя, я и трое меньших.
В 1938 году начали сселять хутора. Так образовалась деревня Дубровские Хутора. Единоличников гнали с колхозной земли. И мы переехали в Разъезд Фаличи.
Мне было не до рисования. Чтобы заработать копейку на хлеб, мы, дети, в свободное от школы время, грузили вагоны, чистили железнодорожные пути от снега, собирали сосновые шишки для лесничества. А летом я пас коров.
Началась Великая Отечественная война, и мы решили вернуться на хутор. В 1942 году соорудили там погреб, в котором жили два года, а потом небольшую избу. Кое-как наскребли денег на лошадку. Я, начиная с четырнадцати лет, стал главным помощником матери: косил, пахал, строил. И опять было не до рисования. Случалось, что с сестрой караулили ночью на улице, пока партизаны после операций на железной дороге отдыхали у нас. Переносили издевательства полицаев. Мать и сестру едва не расстреляли за то, что они были в Дараганово не два дня, как было разрешено, а три. Полицейский даже выбил зубы матери прикладом, а сестру ранил.
После освобождения Стародорожчины я с матерью пошёл в колхоз, отдали туда свою кобылу. Мы возили зерно на общий ток. А в сентябре 1944 года меня вызвали в военкомат. Шла мобилизация. Я с другими подростками топил баню для новобранцев, а ночью охранял военкомат. И так два месяца. Затем я попал в учебный пункт, организованный военкоматом для военной подготовки молодёжи. Прошёл курс молодого бойца, но война закончилась.
Вернулся в колхоз. Четыре года пахал, косил, зимой заготавливал дрова и лесоматериал. Необходимо было подготовить по пять складометров на каждого члена семьи. Опять рисовать было некогда.
Осенью 1947 года неожиданно вернулся отец и тоже вступил в колхоз. Работал конюхом, ответственным за стогометание. Умер он через десять лет в возрасте 64 года.
В 1948 году меня забрали в школу ФЗО в город Новодружеск Лисичанского района Луганской области, в Донбасс.
После шестимесячного обучения я получил профессию забойщика и стал добывать стране угля: при норме на бригаду из трёх человек 70 тонн давали значительно больше. Бригадиром у нас был Григорий Романенко. Мне нравилось, как он рисовал. Я многому научился у него: стал рисовать портреты карандашом — тогда это было модным.
В Донбассе я женился на девушке Надежде из Черниговщины. Мы получили квартиру, родилась дочь. В свободное время стал заниматься рисованием. В шахте платили хорошие деньги. Однако техника безопасности нарушилась и не раз я попадал в ситуации, когда еле оставался в живых. В последнем завале получил травму шеи и решил работать на поверхности.
17 марта 1954 года мы приехали в Старые Дороги. Пошел работать в пожарную охрану, а жена — в колбасный цех. Я имел образование восемь классов и в 1955-ом меня послали в Минск в учебный отряд по подготовке младших командиров пожарной охраны. Там со мной учился профессиональный художник Анатолий Лис. После занятий он учил меня рисовать картины на полотне маслеными красками.
Окончив курс обучения, я стал первым дипломированным пожарным в Старых Дорогах, работал заместителем начальника Стародорожской пожарной охраны. Одновременно начал в свободное время увлечённо заниматься рисованием. Сначала копировал картины знаменитых художников, а потом увлёкся портретами, и свои фантазии ложил на бумагу.
После окончия Харьковского пожарно-технического училища, пятнадцать лет в разных должностях относил погоны офицера. Ушёл на пенсию в 1981 году в звании капитана.
И продолжал рисовать. Мои картины украшали залы, где проходили районные совещания. Выставляли их на Центральной площади в районные праздники. В 1997 году прошла моя выставка в Минске во Дворце Искусств.
Мои картины есть в первой школе райцентра, в детсадах, где воспитывались внуки, в детской библиотеке, в районном историко-этнографическом музее, в центре народных ремёсел „Светлица“, где я являюсь председателем.
Умерла жена, в 45 лет погибла дочь Галина. В Старых Дорогах живёт сын Николай. Радуюсь, когда навещают шесть внуков, два правнука, сын, брат Константин — местный фермер».

Реклама

Записал Евгений Валин

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии