От Сталинграда до Белграда был долгим путь майора

0
Реклама

В столицу Югославии я приехал в составе группы советских журналистов летом 1974-го. Еще жив был вождь Тито, и его портреты можно было видеть на фасадах больших домов. На второй день наш гид — черноволосый моложавый серб — повел группу на мемориал «Освободителям Белграда», у входа в который стоит изваянный из белого камня-песчаника советский солдат-автоматчик в шапке-ушанке. Осматривая захоронения 354 погибших советских воинов, я увидел квадратную плиту из белого мрамора с выбитыми на ней словами: Владимир Гусман, маіор.

Вспомнив учительницу из 1-й средней школы Слуцка Клару Гузман, понял, что это ее отец. Мелькнула грустная и горькая мысль: вот куда привела тебя, земляк, фронтовая дорога. Узнал от гида, что город освобождали войска 4-го Украинского фронта и бой за Белград был очень жестоким. Было это в конце октября 1944-го, когда до Победы оставалось полгода. А через месяц жена Владимира Яковлевича Гузмана получила из военкомата похоронку, где и значилась дата его гибели и место, где он похоронен — на военном кладбище.
Тогда в 1974-м, покидая мемориал, я сделал фотоснимок той плиты и, возвратившись в Слуцк, передал фотокарточки детям Владимира Яковлевича — дочкам Кларе и Евгении, сыну Валерию. Он при встрече поделился со мной своими воспоминаниями, связанными с отцом.
Владимир Гузман родился в 1902 году в д. Годжин Наровлянского района Гомельской области в семье сельского сапожника. Уже в советские времена Владимир Яковлевич с семьей переезжает из города Ельска в Слуцк. На новом месте устраивается работать в Военторг, где его приметил секретарь Слуцкого райкома Ипполит Кононович.
С 1938 по 1941 Владимир Гузман — председатель Слуцкого городского исполнительного комитета. На этом посту и застала его война.
Вспоминает Валерий Гузман, полковник в отставке (до выхода на пенсию работал главным инженером на инженерно-ремонтной базе в Слуцке):
«Эвакуировали нас в Уфу. Было мне тогда два года. Мать пошла работать на местный завод, но жить было трудно и голодно. Подались в деревеньку Письменка, неподалеку от Уфы, где нам дали крышу над головой и клочок земли. Помню, как мать — мне уже было пять лет — шла за плугом, а тащили его за веревки дочки — подростки. Старшей Кларе было четырнадцать.
В 1943 к нам с фронта на два дня приехал отец. Обнял меня, расцеловал. Угостил всех немецким шоколадом. Еще привез в цинковой коробке брус топленого сала. Мать была несказанно рада, ведь питались мы в основном картошкой и зеленью с грядок. Когда летом 1944-го Беларусь освободили от немцев, отец (он тогда служил в батальоне связи) прислал к нам в деревню своего ординарца, и тот, посадив нас всех четверых в поезд, привез в город Ельск Гомельской области к сестре и брату отца. А вскоре мы переехали в Слуцк».
После войны Евгения Гузман дважды ездила в Белград на могилу отца. Ее и Клары уже нет в живых. Валерий с женой Ольгой вырастили двоих сыновей и уже стали дедушкой и бабушкой.

Михась Тычина

Реклама

Комментарии: будем признательны за ваши отзывы.

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.