Сегодня вторник, 22 мая +18
    Мнения

    Журналист рассказала, как во время рейда посещала семью, в которой через четыре года убили двухлетнюю девочку

    Братики и сестрички 2-летней Марины, которая была убита в конце января 2018 года. Задержаны мать ребёнка и её сожитель.
    Братики и сестрички 2-летней Марины, которая была убита в конце января 2018 года. Задержаны мать ребёнка и её сожитель. Фото со страницы матери в Одноклассниках, 2016-й год
    • Новые объявления
    • СДАМ павильон на мини-рынке в 11-м городке. 12 кв.м., есть интеренет, кондиционер. Тел. (8 029) 676 17 23.

      ***

      КВАРТИРУ 2-х комнатную в Могилёве срочно обменяем на 2-х или 1-комнатную в Слуцке. Днепровский бульвар 24, квартира внутренняя, тёплая, 3 этаж. Комнаты смежные, застекленная лоджия, раздельный санузел. Теплая панелька в удобном районе, рядом парк и Днепр в пешей доступности. Возможна продажа. Торг. Тел. (80 44) 713 99 17

      ***

      БАНКИ по 0,5, 1, 3 литра. 30 штук, в основном поллитровые. За всё прошу 5 рублей. Самовывоз. Тел. (8 029) 329 29 34 (life), (8029) 250 91 99 (МТС)

    Несколько лет назад я работала методистом в отделе культуры Слуцкого райисполкома (ещё застала время, когда он не был частью отдела идеологии).
    Одной из наших обязанностей было время от времени ездить с милицией в рейды по семьям, где дети числились «в социально опасном положении» (СОП или в народе «СОПовцы»). Я тоже ездила.

    Однажды мы приехали в дальнюю деревню в Слуцком районе.

    Там мы вошли в старенький дом, где молодая семья — жена и муж — делали ремонт.

    Жена белила печку, а муж красил дверной косяк. Оба были трезвыми и встретили нас очень приветливо. Они рассказали, что бросили пить, ходят на работу и делают ремонт. Так молодые супруги пытались вернуть своих четверых детей, которых забрали в приют. Милиционеры говорили потом, что многодетной маме всего 23 или 24 года.

    Потом мы заехали ещё в один деревенский дом. Там тоже жила семейная пара, у которой забрали детей. Здесь нас приняли совсем по-другому. Долго не открывали, а когда открыли — были неприветливы. Внутри был беспорядок. На грязном столе стояли водка и остатки закуски. Родители были пьяны и явно не спешили исправляться. Мои спутники сказали, что детей им вернут не скоро.

    Потом были ещё несколько семей «СОПовцев», а последней мы навещали ту самую семью…

    Тогда детей в семье было четверо, маленькая Марина ещё не появилась на свет.

    Обстановка в доме была бедной, но синяков на детях не было, они выглядели нормально.

    А потом родилась Марина, её родители развелись.

    У мамы появился новый мужчина… и Марину убили.


    Я вспомнила об этом визите, когда в день похорон вместе с коллегой разговаривали с родным отцом погибшей маленькой девочки. И узнала, что эти дети были в приюте, где они провели полторы недели после того, как семью поставили на учёт в СОП. А вскоре семью сняли с учёта.

    Семьи в СОП регулярно посещают милиция и социальные работники. Если там всё плохо, информацию передают в социально-педагогический центр. Педагоги и милиция тоже люди. Они волнуются за детей, если те в опасности, проверяют неблагополучных родителей.

    Но если нет оснований для того, чтобы семья считалась «СОПовской», её снимают с учёта. Это происходит, если родители в семье бросают пить, устраиваются на работу, обеспечивают детям нормальные условия. И дальше эти семьи не контролируют.

    Но что если семью сняли с учёта СОП, но родители продолжают издеваться над детьми? Помочь (а в некоторых случаях спасти жизнь детей) могут только соседи, близкие и знакомые семьи.

    Любой человек может позвонить в социально-педагогический центр (СПЦ) или в милицию и сообщить о том, что по соседству с ним или в семье знакомых ребёнку угрожает опасность или с ним просто плохо обращаются.

    Я как-то снимала квартиру и слышала, что соседка сверху постоянно кричала на ребёнка. В конце концов, я позвонила в СПЦ. Не стала представляться, просто назвала адрес и описала ситуацию.

    Мне сказали: «Хорошо, спасибо, мы проверим семью», и на следующий день у соседей воцарилась тишина.

    Да, я влезла не в свое дело, можно сказать, «настучала». Но лучше пусть будет стыдно от того, что ты «настучал», чем стыдно, что ребёнка покалечили или убили его же родители, а ты ничего не сделал.

    Важный текст:

    Советы психолога: как помочь ребёнку, если он в опасности

    Все публикации