Сегодня среда, 25 апреля +10
    Происшествия

    «Пришла в больницу на своих ногах, а уехала в инвалидном кресле». Муж случчанки хочет наказать врачей

    Супруги Анатолий и Тамара Болозь.
    Супруги Анатолий и Тамара Болозь. Фото: Виктория Капская
    • Новые объявления
    • СДАМ павильон на мини-рынке в 11-м городке. 12 кв.м., есть интеренет, кондиционер. Тел. (8 029) 676 17 23.

      ***

      КВАРТИРУ 2-х комнатную в Могилёве срочно обменяем на 2-х или 1-комнатную в Слуцке. Днепровский бульвар 24, квартира внутренняя, тёплая, 3 этаж. Комнаты смежные, застекленная лоджия, раздельный санузел. Теплая панелька в удобном районе, рядом парк и Днепр в пешей доступности. Возможна продажа. Торг. Тел. (80 44) 713 99 17

      ***

      БАНКИ по 0,5, 1, 3 литра. 30 штук, в основном поллитровые. За всё прошу 5 рублей. Самовывоз. Тел. (8 029) 329 29 34 (life), (8029) 250 91 99 (МТС)

    В Слуцке проходит судебно-медицинская экспертиза по жалобе Анатолия Болозя. Он считает, что врачи больницы не оказали своевременно помощь его жене, в результате она потеряла здоровье. Медики ситуацию не комментируют.

    Что произошло

    В апреле Тамара Михайловна Болозь легла в больницу, врачи собирались удалить ей желчный пузырь. После операции она провела четыре дня в реанимации.

    «После реанимации она плохо себя чувствовала. У неё болел живот. Она не могла самостоятельно слезть с кровати, сесть на судно. Два дня подряд её рвало, — рассказывает «Кур'еру» Анатолий, муж Татьяны Болозь. —  Нас отправили на УЗИ, но врач отказалась проводить исследование, потому что, по её словам, в этот день она «уже всех из хирургического отделения приняла».

    Анатолий пошёл к главврачу ЦРБ — тогда ещё Владимир Наврась — и попросил его решить проблему. Наврась запросил историю болезни и дал указание подчинённым провести УЗИ. Несмотря на команду главврача, как утверждает Анатолий, жена прождала перед кабинетом УЗИ 1 час и 30 минут.

    «На УЗИ скопление жидкости не увидели, сказали, что всё нормально», — вспоминает Анатолий Болозь.

    Вечером Тамаре стало хуже. По словам Анатолия, она жаловалась на боли в животе. У неё увеличилось сердцебиение до 150 ударов в минуту. Участилось дыхание — дышать и разговаривать стало тяжело.

    Следующей ночью Тамара стала жаловаться на острую боль, обезболивающие уколы ей не помогали.

    «Жена говорила, что не может больше терпеть и хочет умереть. Она задремала только под утро, — продолжает Анатолий. — 27 апреля (почти через две недели после первой операции — Прим.ред.) жидкость с брюшины вышла наружу. Тамару забрали на повторную операцию. До этого медики не обращали внимания на её жалобы. Это был перитонит. После второй операции она около месяца провела в реанимации».

    Анатолий попросил предоставить им с женой платную палату, чтобы он мог менять ей памперсы, ухаживать за ней. Ещё около трёх недель женщина провела в неврологическом отделении. Её положили туда потому, что у неё было «энцефалопатия (второй степени) сложного генеза с умеренными координаторными и когнитивными нарушениями».

    При выписке Тамаре Михайловне дали первую группу инвалидности.

    «Я многое не помню: ни второй операции, ни второй реанимации. Муж рассказывает — я удивляюсь. Считаю, врачи должны ответить за свои ошибки. К ним я пришла на своих ногах, а домой меня привезли в инвалидном кресле», — со слезами на глазах рассказывает Тамара Михайловна.

    По словам женщины, теперь у неё постоянно вздувается живот, мёрзнут ноги и руки, кружится голова. По дому она ходит, держась за стенку, на улице — за мужа. Несколько месяцев ей помогали ходунки.

    «Мне так жаль Толю. Он угробит своё здоровье, но мало чего добьётся. Я не ожидала, что он так будет за мной ухаживать. Благодаря ему, его сестре Александре, дочке я осталась жива», — говорит Тамара Михайловна.

    Куда обращались

    Анатолий написал заявления в прокуратуру, Следственный комитет, Министерство здравоохранения. Он хочет, чтобы службы провели проверку и наказали виновных — «хотя бы штрафом», чтобы в следующий раз они относились к пациентам с уважением и пониманием.

    В декабре Анатолию от Следственного комитета пришёл ответ, что отказано в возбуждении уголовного дела. Причина — отсутствие заключения назначенной повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы, без которой невозможно принять окончательное решение.

    Проверку незамедлительно возобновят и примут окончательное решение.

    *В распоряжении редакции газеты «Кур'ер» имеются выписки из больницы и переписка с инстанциями, в которые обращался Анатолий Болозь.

    Что говорят врачи

    Медики в ответ на запрос «Кур'ера» говорят, что у них своё видение ситуации, у Анатолия Болозя — своё. Однако ситуацию они не комментируют: ждут результатов экспертизы и проверки.

    В тему:

    Все публикации