Сегодня среда, 25 апреля +14
    о Германии и сотрудничестве

    В Восточной Германии можно купить деревню по цене 1-комнатной квартиры

    БЕЗ РАБОТЫ. Деревня Алвине пришла в упадок после того, как закрылась местная фабрика, производившая торфобрикет.
    БЕЗ РАБОТЫ. Деревня Алвине пришла в упадок после того, как закрылась местная фабрика, производившая торфобрикет. Фото с сайта dw.com
    • Новые объявления
    • СДАМ павильон на мини-рынке в 11-м городке. 12 кв.м., есть интеренет, кондиционер. Тел. (8 029) 676 17 23.

      ***

      КВАРТИРУ 2-х комнатную в Могилёве срочно обменяем на 2-х или 1-комнатную в Слуцке. Днепровский бульвар 24, квартира внутренняя, тёплая, 3 этаж. Комнаты смежные, застекленная лоджия, раздельный санузел. Теплая панелька в удобном районе, рядом парк и Днепр в пешей доступности. Возможна продажа. Торг. Тел. (80 44) 713 99 17

      ***

      БАНКИ по 0,5, 1, 3 литра. 30 штук, в основном поллитровые. За всё прошу 5 рублей. Самовывоз. Тел. (8 029) 329 29 34 (life), (8029) 250 91 99 (МТС)

    В Берлине можно купить приличную однокомнатную квартиру, правда, на окраине за 140 000 евро — если повезёт. Ну, а если проехать от немецкой столицы часа полтора на юг, то за такие деньги можно приобрести уже целую деревню. Это девять домов на участке земли площадью больше двух футбольных полей, окружённом лесом.

    В середине декабря деревня Алвине в федеральной земле Бранденбург была продана за 140 000 евро неизвестному покупателю из Берлина. Всего в аукционе принимали участие около 40 человек, в том числе даже из Индии.

    Разбогатеть новому хозяину деревни вряд ли удастся: сейчас доходы от арендной платы составляют около 16 тысяч евро в год. Причём некоторые из 15 человек, живущих в этой деревне, вообще ничего не платят: в таком плачевном состоянии пребывают их дома. Деревня пришла в упадок после того, как закрылась местная фабрика, занимавшаяся производством торфобрикета. Кроме того, дома без центрального отопления, что в Германии сегодня редкость даже в сельской местности.

    Болезненный дисбаланс

    В 2015 году, по данным Федерального статистического ведомства, на территории бывшей ГДР, за исключением Берлина, проживало 12,5 млн человек. Это на 2,3 миллиона меньше, чем в 1989—1990 годах, когда ГДР перестала существовать. Эксперты опасаются, что к 2030 году численность населения восточных федеральных земель может упасть до 11 миллионов.

    Берлин представляет собой исключение: в немецкую столицу продолжают приезжать и остаются здесь люди со всего мира, и цены на недвижимость в столице неизменно растут. Оправились после оттока населения такие крупные восточногерманские города, как Лейпциг, Дрезден, Магдебург и Эрфурт.

    Между тем сельские общины продолжают терять своих жителей: вслед за молодёжью в большие города уезжают и пенсионеры, которые предпочитают более комфортные условия жизни. В деревне Алвине, например, нет магазинов, редко ходит местный автобус, который останавливается здесь только по требованию.

    Однако обезлюдившими становятся не только такие пришедшие в упадок деревни, как Алвине, но и вполне приличные восточногерманские города.

    Живописный Адорф (население 5078 человек) в Саксонии на границе с Чехией, славившийся в прошлом своим производством музыкальных инструментов, потерял более 20% жителей в период с 2000 по 2015 годы. Население Виттшток-Доссе в Мекленбурге-Передней Померании сократилось с 18 000 жителей в 2004 году до нынешних 15 000.

    Инвестиции с учётом демографии

    Власти не в силах справиться с демографическим истощением на востоке Германии. В Виттшток-Доссе не помогла ни реставрация исторического центра, ни удобное расположение городка вблизи двух магистральных автострад.

    Директор Института экономических исследований из восточногерманского города Галле Рейнт Э. Гропп убеждён, что Германии придётся пожертвовать инфраструктурой в малонаселённых районах страны. Инвестировать следует, полагает экономист, с учётом будущих потребностей.

    Какой смысл, например, строить новую дорогу к деревне, в которой через десять лет уже никого не останется.

    Бертольд Виггер, профессор экономики из Технологического института Карлсруэ, считает внутригерманскую миграцию проявлением нормальной эволюции немецкого общества. Люди, по словам профессора, всегда тянутся туда, где что-то происходит, и что-то всегда происходит там, где есть люди. «Нет ничего дурного в том, когда люди меняют место жительства, если у них есть на то причины», — подчёркивает эксперт.

    УНП 101 166 185
    Посольство ФРГ в РБ

    В тему: «А какое здоровье, если вода плохая?» Как жители деревни Радичево поговорили с властью. Репортаж

    Все публикации