Сегодня суббота, 18 ноября +0
    История

    Немецкий историк: Сколько царской России было в Советской империи

    Мартин Ауст, историк.
    Мартин Ауст, историк. dw.com
    • Новые объявления
    • КРОВАТЬ 2-спальн. «Александрия», новая — 290 руб. т.(8 029) 616 85 21

      НАБОР мебели для прихожей; секция с угловой тумбой; мягкий уголок (диван + 2 кресла); стол компьютерный; шкаф-купе (не встроен). т.(8 029) 146 37 60

      СТЕНКА «Заславль» 4-хсекц., со шкафом (можно всё раздельно), б/у. т.(8 044) 559 08 21

    «Русская революция. От царской монархии до советской империи», — так называется книга известного немецкого историка, профессора восточноевропейской истории Боннского университета Мартина Ауста (Martin Aust). Она рассказывает о событиях столетней давности и предназначена для немецкого читателя.

    Тем не менее в ней много интересного и неожиданного и для тех, кто хорошо знает историю русской революции.

    Существует много интерпретаций того, что мы называем «русской революцией». Что, на ваш взгляд, случилось в России 100 лет назад?

    — Сто лет назад закончилось многовековое монархическое правление в России. Царь Николай Второй отрёкся от престола. На политической арене появилось множество революционных деятелей, которые ставили перед собой весьма разные цели.

    Они конкурировали между собой. Неясность, неопределённость этой ситуации подготовила почву для захвата большевиками власти осенью 1917 года.

    Почему большевики, которые представляли собой небольшую группу профессиональных революционеров, вообще сумели победить?

    — Альтернативы были. Один из американских историков написал недавно, что две точные пули — одна в Ленина, другая в Троцкого — позволили бы избежать Октябрьской революции. В эмиграции одним из главных взаимных упрёков бывших членов Временного правительства в отношении друг друга было обвинение в том, что они недостаточно решительно обошлись с большевиками после июльских волнений и не остановили их.

    Одна из особенностей вашего анализа событий 1917 года состоит в том, что вы рассматриваете не только происходившее в Петрограде, а всю страну… Какие дополнительные выводы это позволило сделать?

    — Как минимум два дополнительных вывода. Первый относится к ответу на вопрос, почему большевики победили в гражданской вой­не. Это в очень большой степени связано с национальными движениями в периферийных регионах, на окраинах империи. «Белые» совершенно однозначно воспринимались как сила, которая хочет восстановления империи. А лозунги большевиков о самоопределении наций, борьбе против колониальной зависимости и имперского владычества привели в их союзники национальные движения. Вначале это трудно было предположить.

    Второй вывод касается такой интересной темы, как взаимосвязь между революцией как историческим событием и тенденциями развития в течение последующих десятилетий. Вопрос политический: как может существовать государственное образование с колоссальной территорией и этническим, языковым многообразием. Ответ русских царей — многонациональная империя, которую держит вместе преданность, верность правящей династии. И большевики, сами того не желая, стали наследниками этого многообразия. Сначала они хотели проводить (и проводили в 1920-х годах) совершенно новую национальную политику, которая поддерживала малые народы. Сталин позже коренным образом её изменил и сделал русских державной нацией, которая должна объединять Советский Союз.

    В книге вы обращаете внимание на существенное сходство между последним периодом царской России и Советской властью. Это, например, продразвёрстка зерна, что было идеей царского правительства. Сколько царизма скрыто, на ваш взгляд, в советской систе­ме?
    — Если взглянуть на российскую империю времён Первой мировой войны, то мы увидим, как много похожего было в Советском Союзе. Это интересный аспект истории революции. Старые представления таковы: монархия стояла перед судом истории, и суд истории решил, что настало время революции. При этом совершенно упускают из виду, как быстро царская Россия менялась в конце XIX — начале XX веков. После революции 1905 года Россия предстала совершенно иной, чем прежде: у неё появился парламент, начали легально действовать политические партии, ослабла цензура…

    А в Первую мировую войну государство, вынуждаемое этой войной, значительно усилило вмешательство в общественную жизнь, влияние на распределение ресурсов и так далее (что, кстати, вовсе не является специфически российским феноменом). Такое усиление роли государства проявилось, в частности, в продразвёрстке зерна, к которой большевики прибегли во время гражданской войны. Можно даже подчёркнуто парадоксально сформулировать так: большевики выиграли гражданскую войну, потому что переняли определённые практические меры царского правительства.

    УНП 101 166 185
    Посольство ФРГ в РБ

    Все публикации