Сегодня вторник, 12 декабря +5
    Происшествия

    «Немцы в концлагере так не издевались, как тут свои». Подробности смерти 21-летнего военнослужащего-срочника в Печах

    До службы в армии парень хорошо зарабатывал как автомеханик, вёл активный образ жизни и имел много друзей.
    До службы в армии парень хорошо зарабатывал как автомеханик, вёл активный образ жизни и имел много друзей. Фото из соцсетей
    • Новые объявления
    • СДАМ 1-комн. квартиру, г. Слуцк, ул.8 Марта, без мебели. т.(8 029) 105 81 70

      СДАМ в аренду обустроенное рабочее место парикмахера в центре г. Слуцка. ИП Марачковская Л.А. УНП 691 977 041 т.(8 044) 746 95 35

      СДАМ гараж в р-не 1 в/г. т.(8 029) 341 64 67

    В воинской части в Печах найден повешенным военнослужащий-срочник Александр Коржич. Кроме версии суицида, следствие отрабатывает и «следы дедовщины».

    После того как 3 октября было найдено тело Александра, Следственный комитет заявил, что основная версия — суицид. Однако 10 октября СК возбудил уголовное дело из-за дедовщины: для того, чтобы глубже отработать все версии произошедшего. В том числе неуставные отношения, которые могли стать причиной конфликта.

    Ранее: Белорусы требуют отставки министра обороны из-за случая в Печах

    Молодой человек пропал 26 сентября сразу после того, как его выписали из медчасти. И только 3 октября в подвале было найдено его тело. Медики и офицеры ссылаются друг на друга: офицеры думали, что парень был у медиков, а те говорят, что они его выписали.

    Что рассказывает мать Александра Коржича «Нашай Ніве«

    «Прежде всего, к Саше я почти не могла попасть во время службы, не удавалось. Продолжительная встреча была 3 июля. И если по телефону он говорил «Всё нормально», то там уже выговорился.

    Он рассказывал невероятные вещи. Что сержанты приводили ночью проституток, объявляли роте «тревогу», сами развлекались с ними, а солдат заставляли смотреть.

    О сексуальном насилии… Я говорю: так что вы там, сосали им, лизали? Что? Он ничего не говорит. Говорит: тебе лучше не знать. Там был конкретный счёт, который выставлялся за безопасность — 15 рублей в день. Он сначала сопротивлялся, но его сильно били. Всего с карточки Саши исчезло в неизвестном направлении 1500 рублей. Он просил меня высылать ему деньги, я высылала. И я знала, что их отбирают прапорщики и сержанты, но что мне делать было, чтобы его там убили?

    Я бы кредит взяла, если бы знала. Так все там делают. И вот, когда он мне сказал, что ему это надоело, что он не хочет, чтобы я несла такие расходы, это всё и случилось. Он сказал, что пойдёт к ротному «разбираться». И потом его нашли в петле, так вот «разобрался».

    Когда мы примчались в часть за телом, мне его не отдавали, говорили, оно «ещё не готово». Я говорю командиру части — ведите мне того прапорщика, который вам наши деньги носил. Или вы ничего не знали? А он давай рассказывать, что прапорщик в отъезде, а телефоны Саши он тоже не может отдать — мол, он их продал за долги. Я говорю: закрой рот, подлец — мой сын мне перед армией кухню подарил за две тысячи долларов, а ты мне рассказываешь, что у него здесь долги были?

    Он стих сразу, начали нас мурыжить в Борисове. То туда поезжайте, то сюда.

    Когда забрали тело, то там гематомы по нему — в паху, в районе печени, почек. И вся голова в мелких ранах, словно шилом кололи. Это фашисты. Моя мать видела труп и сказала, что немцы над ними в концлагере так не издевались, как тут свои же.

    Он же не хотел уезжать! Ему брат предлагал в Москву перебраться к нему, там бизнес, а он говорит — я же белорус чистокровный, чего мне туда ехать?

    Последний его звонок был с вопросом «Мать, как ты?» И он так каждое слово произносит: «М-а-м-а, как у тебя дела?» Я спрашиваю, как ты? У тебя всё н-а-р-м-а-ль-н-а?»

    Как мы узнали, в курсе ситуации с вымогательством были и друзья Саши: они собирали деньги и так же клали их ему на карту.

    Куда шли деньги? Говорят, «чтобы не били Сашу», хотя сначала он и говорил, что всё это «на булочки», но такие суммы не могли идти на «булочки», это было ясно.

    Примечательно, что у Саши было три телефона: два из них взял в армию («звонилку» и смартфон), а крутой айфон оставил на хранение другу. К айфону была привязана карточка, которую Саша отдал прапорщику. По платежам, как нам показали друзья, можно отследить «гастроли» тех, кто ею пользовался: вот они оплачивают что-то в ночном клубе, вот заправляют машину, вот — покупают что-то на Борисов-Арене, а вот уже в Минске, а вот в Жлобине», — говорит убитая горем женщина.

    Что говорит друг Александра

    «Когда я приехал к Саше последний раз, он говорил, что ротный, — да, кажется, именно ротный, — хочет выкупить тот айфон за 30 рублей, и тогда, мол, Саша сможет пойти в «увал» на три дня, — рассказал друг Илья, у которого хранился айфон Александра. — Самый жестокий сержант там был Б. [имя и фамилия имеются в редакции «Нашей Нівы"], прозвище «Бэрон».

    Что выяснила «Наша Ніва»

    Сержант Б. и ещё один причастный сержант С. теперь сидят на гауптвахте в Борисове. Это подтвердили их родственники.

    На похороны парня приехали и командиры Александра Коржича. Их охраняла милиция, поскольку жители Пинска были готовы «порвать их на куски». Люди кричали: «Выходи сюда, падла, я тебе сам оборву погоны и положу в гроб вместе с Сашей!»


    В тему:

    Все публикации