Сегодня пятница, 22 июня +15

    Конно-спортивный клуб в Солигорском районе закрыт. Дети, занимавшиеся здесь, переживают за будущее лошадей

    Фото: Ольга Паздерина
    • Новые объявления
    • СДАМ павильон на мини-рынке в 11-м городке. 12 кв.м., есть интеренет, кондиционер. Тел. (8 029) 676 17 23.

      ***

      КВАРТИРУ 2-х комнатную в Могилёве срочно обменяем на 2-х или 1-комнатную в Слуцке. Днепровский бульвар 24, квартира внутренняя, тёплая, 3 этаж. Комнаты смежные, застекленная лоджия, раздельный санузел. Теплая панелька в удобном районе, рядом парк и Днепр в пешей доступности. Возможна продажа. Торг. Тел. (80 44) 713 99 17

      ***

      БАНКИ по 0,5, 1, 3 литра. 30 штук, в основном поллитровые. За всё прошу 5 рублей. Самовывоз. Тел. (8 029) 329 29 34 (life), (8029) 250 91 99 (МТС)

    В Старобине закрылся конно-спортивный клуб «Пробег». Бывшие участники клуба обеспокоены судьбой лошадей, тем более в конюшне просела крыша, а впереди зима. Собственник табуна уверяет: животных продадут государственной организации, чтобы лошади и дальше использовались для спортивных целей.

    Фото: Ольга Паздерина

    Клуб приносил убытки

    Конно-спортивный клуб «Пробег» 17 лет назад основали отдел спорта и туризма Солигорского райисполкома и молодой тренер Ирина Есмантович на базе конюшни ОАО «Старобинский». В 2014 году клуб полностью перешёл на баланс хозяйства. Ирина оставалась тренером клуба до его закрытия.

    Сначала в хозяйстве было несколько десятков белорусских упряжных лошадей. Их стали менять на спортивных.

    Когда этим летом развалился клуб, в конюшне осталось 17 спортивных лошадей. 15 принадлежат хозяйству и две — собственность тренера. Для своих животных Ирина арендовала денники в конюшне.

    Конный клуб приносил большие убытки.

    «Корма, зарплата конюхов и тренера, свет, вода, элементарные ветпрепараты… Убытки колоссальные несло хозяйство. Денег, что мы сдавали, катастрофически не хватало», — рассказывает Ирина.

    Это подтверждает и директор ОАО «Старобинский» Татьяна Кудёлко: «Конюшня была нерентабельна. Мы каждый год несли убытки. Держали клуб из-за того, что детям надо заниматься».

    Ранее: Воспитанники конного клуба: Лошади понимают нас порой лучше, чем люди

    Детей катали бесплатно за помощь с лошадьми

    Лошади требуют особого ухода. Например, им нужно периодически расчищать копыта: подпиливать их, удалять отросшую ткань. Валерия, бывшая посетительница клуба, сейчас профессионально ухаживает за лошадьми. Она расчищала животных в Старобине. И иногда помогала с лекарствами для больных лошадей.

    Тренер говорит, что деньги на амортизацию добывали она и ученики.

    «Где-то какую-то копейку заработаем — собирали, расчищали коней. Поводья рвались с периодичностью раз в неделю один повод. А новый повод стоит 15 евро», — сказала Ирина.

    Директор ОАО «Старобинский» говорит, что хозяйство не отказывало клубу в помощи с амортизацией.

    «Мы один или два раза по договору отдавали человеку деньги (за расчистку), но больше к нам не обращались. Насчёт того, что нужно было добывать медикаменты или что-то ещё — ни в чём отказа не было», — прокомментировала Татьяна Кудёлко.

    За ремонт снаряжения и уход за питомцами тренер могла провести бесплатное занятие. Дети платили по 80 рублей в месяц и занимались по несколько раз в неделю.

    Фото: Владимир Амельченя

    В мае ученики ушли из клуба

    К маю старая конюшня окончательно износилась, просела крыша. Напряжение в отношениях клуба и хозяйства достигло кульминации. Необходимо было строить новую конюшню, а клуб не приносил прибыль.

    «Мне сказали, что поручат бухгалтеру подсчитывать деньги. Чтобы все деньги шли в кассу, — рассказывает Ирина. — Прописали цену за одно занятие 20 рублей».

    После этого дети перестали ходить в клуб.

    Директор объяснила, что цена осталась прежней — 80 рублей в месяц. Просто за эту сумму можно было заниматься раз в неделю, а не несколько, как раньше. Но учеников это не устроило.

    «Если бы дети продолжали ходить, хозяйство было бы заинтересовано в клубе, — говорит Ирина. — Но так как дети разбежались, я с мая по июль работала только на прокате. Люди по звонку приезжали, катались. Это 300 — 500 рублей в месяц».

    Когда посетителей не стало, хозяйство отказалось строить конюшню.

    «Мы заказали проект конюшни два года назад, — говорит директор ОАО „Старобинский“ Татьяна Кудёлко. — Но нету денег на этот проект, а деньги в кассу не поступали. Дети резко перестали ходить. Все хотят заниматься за „спасибо“. Так не бывает. Мы этим занимались, а теперь отказались».

    Из-за износа конюшни Ирине не продлили договор аренды, по которому она держала там своих двух лошадей. На тренировки никто не ходил. По этим причинам Ирине пришлось уволиться из ОАО «Старобинский». С уходом тренера клуб перестал существовать.

    Сейчас главная задача Ирины Есмантович — построить сарай для двух собственных лошадей. Она планирует начать новое дело: конный двор «Пробег». За питомцев, оставшихся в «Старобинском», Ирина тоже очень переживает, но помочь больше ничем не может.

    Бывших участников клуба не пускают в конюшню

    15 лошадей клуба остаются в конюшне. Валерия говорит, что они остро нуждаются в уходе: «7-й месяц пошёл, как кони не расчищались. Как минимум 2 лошади требуют специальной ортопедической расчистки. Многим уже почти 20. Для лошади это старость, требующая специального ухода». Но Валерию и других друзей клуба не пускают к лошадям.

    Как рассказала тренер, после того, как она ушла, дети — её бывшие ученики — приезжали в конюшню. Кто-то пустил их на территорию, и они стали кататься верхом без разрешения.

    «Им, видно, разрешили приходить просто почистить лошадей. А они, насколько я знаю, стали там ездить верхом, — говорит тренер. — Для меня это был шок. Я когда работала, с меня три шкуры драли за технику безопасности. И страховка нужна была, и заявление от родителей, и справка от врача, и договор подписать. А тут бесплатно, без старшего. Без ведома директора. И однажды директор застала это всё. И запретила пускать посторонних в конюшню».

    Директор «Старобинского» подтвердила, что такой инцидент произошёл.

    Поэтому, когда Валерия приехала и попросила позволить ей расчистить лошадей, её не пустили.

    «Если бы дети, которые приехали поскакать на чужих лошадях прямо в загоне, нас не подставили, никто бы нам не препятствовал», — сказала девушка.

    Фото: Ольга Паздерина

    Лошадей могут продать, но есть надежда на возрождение клуба

    Бывшие посетители клуба готовы купить лошадей по одной. Но хозяйство отказалось продавать их в частные руки.

    «Мы не продаём лошадей частным лицам, — объяснила Татьяна Кудёлко. — Мы продадим их государственной организации, которая будет использовать их в спортивных целях».

    Пока готовилась публикация, нашёлся потенциальный покупатель.

    «Мне звонили представители одного из райисполкомов Минской области, который собирается открыть у себя конный клуб. Они заинтересованы в покупке наших лошадей. Всех, включая молодняк. Такое условие мы поставили для покупателя», — сказала Татьяна Кудёлко.

    Но продажа лошадей — не единственный вариант развития событий.

    «Мы ещё не дали добро на продажу. Мне нужно согласовать её с представителями государства. 97% акций в хозяйстве — доля государства, — объяснила директор. — Я не сторонник того, чтобы закрыть этот клуб и чтобы дети не занимались. Если нам помогут сделать проект конюшни, найти нового тренера, то вероятность того, что клуб будет существовать, никто не исключает».

    Директор опровергла информацию о том, что лошадей могут отправить на мясокомбинат. Это не больше чем слух.

    Фото: Прислала Александра Дрожденюк

    Все публикации