Слуцк

«Хочу сам себе быть боссом». Семья из Павловки 15 лет живёт на доходы с подсобного хозяйства

Елена Бадьина | 12 августа 2017 в 09:00
МНЕНИЕ. «Маленький доход — это не конец света. Для меня очень важно, чтобы нравилась сама работа», — говорит Геннадий.
МНЕНИЕ. «Маленький доход — это не конец света. Для меня очень важно, чтобы нравилась сама работа», — говорит Геннадий. Фото предоставлено Геннадием Романовым

Геннадий и Наталья Романовы живут в деревне Павловка, что на Случчине, выращивают овощи на приусадебном участке и продают их на Слуцком рынке уже 15 лет. Личное подсобное хозяйство — их единственный доход. Они рассказали, легко ли быть частником и как прожить за счёт урожая.

Как электротехник стал земледельцем

Геннадий окончил Минский электротехникум связи, отслужил в армии, работал мастером в училище. После трудился электромонтёром, регулировщиком и мастером на оборонном предприятии в Гродненской области. Там же познакомился с будущей женой Натальей. Молодые поженились, родились дети.

Перестройка, начавшаяся в конце 1980-х годов, изменила жизнь семьи. Предприятие развалилось, и Геннадий остался без работы. «Пришлось помотаться. Сигареты возил полякам, другие товары продавал», — вспоминает он.

В поисках постоянной работы поехал к себе на родину, на Гомельщину, устроился рабочим на свинокомплекс. В свободное время осваивал огород: сажал зелень, редиску, помидоры, излишки продавал.

«На грядки меня никто не гнал, работа с растениями и землёй доставляла удовольствие. Там я подцепил „заразу“ единоличника-хозяина», — говорит собеседник.

Через год Геннадий оставил свинокомплекс и занялся только приусадебным участком. Родственники и односельчане его не поняли и не поддержали, смотрели как на тунеядца. «Надо работать в колхозе!» — говорили они.

В 1997 году Геннадий первым на Гомельщине зарегистрировался как частный предприниматель по выращиванию овощей. Сажал помидоры, перец, огурцы. Доход сначала был меньше, чем у колхозника.

«Сложно объяснить людям, что маленький доход — это не конец света. Я не ждал, как многие, конца рабочего дня, мог спать по 4 часа и не чувствовал усталости».

1990-е годы были сложные для частников, потому что новые законы только появились, не было опыта их применения. Налоги брали в зависимости от объёма продаж, система учёта была запутанной: «Ошибся на килограмм — плати штраф. Летом платил штрафы, зимой возвращали назад».

Личное подсобное хозяйство с нуля

Осенью 2002 года Геннадий с семьёй переехал в Павловку Слуцкого района. Здесь они купили недостроенный дом с большим приусадебным участком по соседству с родственницей.

Выбор редакции

«В Слуцке богатая земля и климат для овощеводства подходящий», — поясняет Геннадий. Сначала он построил теплицы, ведь овощи — это единственный доход семьи. Одновременно возводил дом.

Сейчас у семьи два личных подсобных хозяйства: своё и доставшееся в наследство от тёти. Старый дом используется для хозяйственных нужд. На двух приусадебных участках (по 40 соток каждый) они разместили 12 теплиц площадью по 100−200 квадратных метров. Для полива есть колодец.

Геннадий с женой выращивают помидоры, огурцы и капусту, продают и рассаду этих культур.

Нормальная крестьянская жизнь

Десять месяцев в году Геннадий и Наталья работают вдвоём. Дети приезжают помогать по выходным.

«У нас обязанности распределены: семена, саженцы, рассада, строительство, уход за теплицами — на мне, пикирует рассаду жена, поливаем вместе. А ещё жена продаёт, у неё получается лучше», — объясняет Геннадий.

В начале января работы немного: прививка саженцев, ремонт инвентаря. В первых числах февраля — сев капусты, потом помидоры и так далее. С первых чисел апреля — высадка рассады капусты. Затем — реализация рассады помидоров, капусты. Всё лето до ноября — продажа овощей. В сентябре вычищают огород и теплицы.

«Отдых только в период с Нового года по Крещение. Расслабля­юсь: сижу в интернете, езжу в гости. За границей не был, на море — тоже», — говорит Геннадий.

Овощеводы за сезон выращивают 4 тысячи штук рассады капусты, 5 тысяч — томатов. За сезон удаётся вырастить от 2 до 3,5 т капусты и порядка 30 т помидоров.

Десять лет назад Геннадий заинтересовался виноградом. Уже третий год часть урожая продаёт. Розовый виноград не успевает до­возить до рынка: покупатели приезжают прямо домой.

«Чем неблагоприятнее год по погоде, тем для нас выгоднее, — поясняет Геннадий. — Капуста и помидоры растут в цене, потому что мало продукции на рынке. Если в прошлом году помидоры выросли даже у тех, кто их не сажал, то в этом году, чтобы получить урожай томатов, пришлось много трудиться».

У Геннадия технологии выращивания отработаны, и без урожая он не бывает. Хотя, по его словам, в сельском хозяйстве год на год не приходится, бывает всякое.

Фото: Предоставлено Геннадием Романовым

Какие проблемы у частника

«У таких частников, как я, нет официального статуса. Из этого вытекает много трудностей. Фактически мы есть, но законодательно не закреплено, кто мы — сельхозпроизводители или владельцы подсобного хозяйства, — отмечает Геннадий. — Я не могу стать фермером, для этого не хватает денег».

Чтобы быть индивидуальным предпринимателем по выращиванию овощей, нужны земли сельскохозяйственного назначения и множество разрешений.

К примеру, поливать нужно не из колодца, а из скважины. Это стоит до 10 000 долларов. Для освещения теплиц нужно вести отдельную линию, согласовать со всеми контролирующими службами.

«Для таких небольших подворий, как моё, это невозможно — очень дорого», — подсчитал собеседник.

Геннадий выращивает и продаёт продукцию с личного подсобного хозяйства. Для этого ему достаточно платить налог на землю, а для продажи овощей взять справку из сельсовета и арендовать место на рынке — «кусок асфальта, куда я ставлю свой прилавок».

«Мне хотелось бы изменить общественное мнение о нас, о положении мелкого крестьянина в государстве. Мы желаем быть как-то юридически определены, — говорит Геннадий. — Если у нас не будет возможности торговать самим, создавать рыночные цены, то нам выкрутят руки оптовики и задушат за ближайшие пару лет. Таких примеров о себе и других могу привести много».

О доходах и пенсии

«Мой достаток зависит от урожая и цен на рынке. В этом году — выше среднего», — рассказывает Геннадий.

Доходы у семьи тоже средние. «Мои одногруппники, к примеру, работают в сфере телекоммуникаций, они получают больше меня. Но я не хотел бы возвращаться на гос­предприятие и зависеть от чужих решений», — говорит собеседник.

Жена Геннадия Наталья думает, как жить в старости. Она хочет оформить ИП по выращиванию семян, делать отчисления, чтобы собрать необходимый стаж, поскольку её 15 лет теперь уже недостаточно.

«Я бы хотел сажать сад, рассаду, а когда сил не станет — лечь и умереть», — так отвечает Геннадий на вопрос о пенсии.

Отношение к крестьянину на рынке как к пасынку

Геннадия возмущает, что на Слуцком рынке крестьян, торгующих урожаем с личного подсобного хозяйства, постоянно «пинают» с одного места на другое.

Большинство мест занято перекупщиками. «Они торгуют, прикрываясь справками из сельсовета. Но если проверить, то никакой продукции на их огородах нет.

Раньше перед выдачей справки представители сельсовета проверяли, что растёт на личном участке. Сейчас выдают просто так, потому что в справке появилась графа „с моих слов“. Закупил, торгует и божится, что своё», — так говорит о деятельности перекупщиков Геннадий. Они не оформляют ИП по торгово-закупочной деятельности и уходят от налога. «На каждом рынке должны быть выделенные места для производителей, таких как мы», — считает Геннадий.

Он уверен, что у крестьян, живущих на доходы с личного хозяйства, должна быть своя ниша.

«Мы согласны платить посильный налог, который не приводил бы к разорению хозяйств. Но главное, чтобы власти решали наши вопросы, не отмахивались.

Мы должны иметь законный статус, а государство только выиграет, если на земле будут работать не случайные люди, а те, кто любит своё дело. Нас нужно поддерживать», — уверен Геннадий Романов.

Этот материал был опубликован на странице 6, 7 печатного номера газеты «Інфа-Кур’ер» №32 (862) от 10 августа 2017 года.
Самое популярное
Все публикации