Вокруг нас

Языльский доктор Айболит: «У нас не бывает спокойных выходных»

Ольга Паздерина | 17 июля 2017 в 15:27
Александр Крайнюченко, заведующий Языльской амбулаторией, работает вместе со своей супругой Фаиной Семёновной. Картину с лебедями им подарила местная жительница.
Александр Крайнюченко, заведующий Языльской амбулаторией, работает вместе со своей супругой Фаиной Семёновной. Картину с лебедями им подарила местная жительница. Ольга Паздерина

Коренной москвич Александр Крайнюченко работает врачом общей практики в Языльской лечебной амбулатории Стародорожского района. Он обслуживает деревни, в которых живут 1 200 человек. И все они хорошо его знают. Недавно Александр выиграл конкурс «Врач Беларуси- 2016» в номинации «Врач общей практики».

В интервью «Кур’еру» он рассказал о том, почему уехал из Москвы, про самый страшный случай в практике и почему заботится об одиноких пожилых людях.

Ранее: Врач года Беларуси. Сельский доктор из Языля — в числе лучших

Уехал в Магадан

Я сам коренной москвич, жил и учился в Москве. В 18 лет поступил в университет дружбы народов. Потом после ординатуры отслужил год в армии, попал в лабораторию младшим научным сотрудником. Но меня тянуло к живому общению с больными.

Мой дедушка был орнитологом. Он на своих ногах обошёл Сахалин, Дальний Восток, Магадан. Детские рассказы в память запали, поэтому меня потянуло на романтику.

В 1975 году уехал на Север, в Магаданскую область. Там работал заведующим Талонской больницей (есть такой посёлок в 200 км от Магадана). Я построил своими руками дом, даже клубнику выращивал в открытом грунте.

Чемоданчик, с которым Александр Крайнюченко делает обход своих пациентов.Ольга Паздерина

Бывало страшно

Работа не давала скучать, было много интересных историй. До сих пор не могу забыть фамилии тех пациентов.

Помню, ещё только приехал. Новый год. Мне звонят домой и говорят, что один мужичок другого ударил топором по голове, приревновав к жене. Топор прошёлся по лицу, развалил его на две части. Я прилетаю в больницу. Пострадавший пьян, наркоз его не берёт. Приходится шить так.

Мужчине больно. Он говорит: «Доктор, давай покурим». Сестра, которая помогала шить, потом рассказывала: «Вижу картину: доктор закуривает сигарету на пинцете, даёт больному затянуться, а у него дым свищет из разрубленной щеки. Доктор затяжку делает и дальше шить». Но такой шов аккуратный получился, было приятно посмотреть.

Выбор редакции

Был ещё один страшный случай. Вечером прибегает местный житель ко мне домой и говорит, что на чьём-то огороде лежат двое раненых, умирают. Пошёл. Действительно, два молодых парня в крови, с огнестрельными ранениями в живот. Позвонил в колхоз, пригнали трактор, погрузили их. Когда привезли в больницу, выяснилось, что оба приехали из Магадана. Зашли в какой-то дом, а следом за ними — хозяин. Он приревновал к своей жене и из двух стволов выстрелил.

У одного парня с виду было состояние полегче, второй совсем плох. Взяли на операцию первого парня, который чувствовал себя лучше и был в сознании. Оказалось, что у него сквозное ранение с повреждением печени, желудка, внутренних органов. Он на операционном столе скончался.

Второй парень был в худшем состоянии. Положили на стол, начали делать операцию, сделали разрез. Вся дробь оказалась в одном месте. Просто взяли и достали её горстью. На удивление, все органы оказались целы.

Парень выжил. А медбригада «наквасилась» на радостях. Потом даже заметку напечатали в газете, какие медики в Талоне молодцы — спасли человека.

Александр Крайнюченко приехал на вызов к Евгении Романовне Пекарь. Женщине в этот день исполнилось 87 лет. «Наш доктор золотой. Мы бы без него пропали», — говорят Евгения Романовна с дочерью.Ольга Паздерина
Фото: Ольга Паздерина

Попал на Донбасс

Когда наступил 1990 год и начался полный развал, пришлось вернуться в Москву. Но город меня не принял. Я там родился, но ритм жизни был уже не тот. Я привык к другим отношениям. Почувствовал, что будет тяжело. И уехали с женой в Украину, в Донецкую область, в посёлок Райский.

Но и там всё начало разваливаться — перестали платить зарплату, начались забастовки.

Уже тогда стал подниматься национальный вопрос. Мне звонили неизвестные люди и говорили: «Москаль, уезжай домой!»

Вместе с Александром Крайнюченко объезжает деревни акушерка Людмила Кравленя. Она везёт импровизированную аптеку — продаёт местным жителям таблетки, мази и другие препараты первой помощи. В Языльской амбулатории женщина работает 50 лет.Ольга Паздерина

Перебрался в Беларусь

Моя жена была белоруска. Решили, что любую невзгоду в Беларуси пересидим, и приехали сюда в 1993 году. Тут мне предложили несколько мест. Мы выбрали Языль. Колхоз предоставил отдельный дом. Тут как раз строили жильё по чернобыльской программе, сюда переселили 120 человек. В это же время строилась амбулатория на месте фельдшерско-акушерского пункта. Новую амбулаторию оснастили, набрали коллектив. Сейчас нас семь человек. Я — заведующий и врач общей практики. Вторая супруга — моя первая помощница, с ней мы вместе 17 лет (первая супруга через несколько лет после переезда в Беларусь умерла от онкологии).

О своих пациентах

На нашем участке 1200 человек, из них семнадцать старше 90 лет. На обходах мы узнаём, как здоровье наших бабушек, смотрим, не истёк ли срок годности лекарств. Проверяем, есть ли дрова, не развалилась ли печка. Хотя это не наша работа. Но бывает, что мы для них единственная помощь.

В летний сезон больных мало. Сейчас время огородов, все жители там. Подойдёшь, измеришь бабушке давление, а у неё под 200, но она всё равно с тяпкой. Говорю ей: «Ты же одна живёшь, мешка картошки на зиму хватит. Зачем тебе огород большой?» Отвечает: «Земля пустует. Нельзя. Большой грех». Это их смысл жизни».

В деревне все друг друга знают, все на виду. В городе народ не так между собой общается. Магазин в деревне — центр жизни, жители приходят, общаются и обсуждают. Не дай бог сделать ошибку — в деревне народ сразу реагирует. Могут и «косточки перемыть».

Во время объезда в сельском магазине деревни Верхутино. Там уже ждут пациенты. Кому-то доктор измеряет давление, кого-то консультирует и выписывает рецепты.Ольга Паздерина

В деревне спокойнее, но не медикам

У нас рутинная работа. Но не скажу, что размеренная — каждую минуту может появиться пациент со своими проблемами.

Однажды приезжаем со свадьбы, крестницу замуж отдавали. Три часа ночи. Не успели раздеться, молодой человек звонит в дверь. Он сильно разрезал руку, кровь хлещет. Пришлось прямо в доме зашивать рану.

Вывих одному мужчине вправляли прямо на веранде нашего дома. Пьяный был, чуть ли не приполз. Вправлять же надо под обезболивающим, а он говорит: «У меня обезболивающего хватит, вправляй доктор».

Другой случай произошёл на охоте лет пять назад. Мужики хорошо выпили. Один из них упал, по его словам, на разбитую бутылку. Мы с женой наложили ему на бровь и щёку 12 швов. Мужчина молодой, даже шрамов не осталось.

Так что спокойных выходных у нас с женой не бывает.

Александр Крайнюченко заехал проведать Александру Михайловну Турец, ей 90 лет. Врач проверяет, какие таблетки принимает женщина, измеряет давление.Ольга Паздерина

Приятно, что оценили нашу работу

В коллективе врач только я, остальные — младший медицинский персонал, но каждый может заменить другу друга. Поэтому мы, наверное, и победили. Можно сказать, что это не я лучший врач общей практики, а весь мой коллектив. Мы не ждали победы, для нас это оказалось неожиданностью. Но было приятно, что оценили нашу работу.

После публикации в СМИ о результатах конкурса к нам приехала семья из Гомельской области, попросились на приём. И сказали, привезут ещё и сына.

Языльская врачебная амбулатория.Ольга Паздерина
Самое популярное
Все публикации