Сегодня пятница, 22 июня +15
    Слуцк

    «Нам не нужна квартира, мы за справедливость»: соседи случчанина с синдромом Дауна пытаются вернуть его домой

    Фото: Алесь Достанко
    • Новые объявления
    • СДАМ павильон на мини-рынке в 11-м городке. 12 кв.м., есть интеренет, кондиционер. Тел. (8 029) 676 17 23.

      ***

      КВАРТИРУ 2-х комнатную в Могилёве срочно обменяем на 2-х или 1-комнатную в Слуцке. Днепровский бульвар 24, квартира внутренняя, тёплая, 3 этаж. Комнаты смежные, застекленная лоджия, раздельный санузел. Теплая панелька в удобном районе, рядом парк и Днепр в пешей доступности. Возможна продажа. Торг. Тел. (80 44) 713 99 17

      ***

      БАНКИ по 0,5, 1, 3 литра. 30 штук, в основном поллитровые. За всё прошу 5 рублей. Самовывоз. Тел. (8 029) 329 29 34 (life), (8029) 250 91 99 (МТС)

    Жильцы пятиэтажки в центре Слуцка забеспокоились, когда пропал их сосед — 44-летний Сергей Кузьмин — мужчина с синдромом Дауна, а бывшие опекуны затеяли ремонт в его квартире. Пенсионерки разыскали его в Червенском психоневрологическом доме-интернате. Сергей просится домой, а директор интерната написал ходатайство в прокуратуру, чтобы квартира, которая перешла опекунам по договору ренты, досталась либо государству, либо новым опекунам.

    Соседка Сергея по подъезду Таисия Ивановна Рогаль вспоминает, что родители мальчика жили дружно: ездили на дачу, вместе растили особенного ребёнка с синдромом Дауна. Мальчик научился читать и писать. А когда вырос, даже подрабатывал — его брали на работу в колхозе.

    Таисия Ивановна Рогаль.Алесь Достанко
    Отец Сергея умер, а мать, серьёзно заболев, подписала договор ренты с соседями, чтобы они присматривали и за ней, и за её сыном.

    Как говорит бывший опекун Сергея Мария Н* (имя изменено), она не хотела заключать договор ренты с соседкой, однако та её упросила. «Я сдалась, и пожалела бабушку», — говорил она. —  В 86 лет у неё обнаружили раковую опухоль. Помогала, как могла. Свозили её в Боровляны, оформили группу инвалидности. После этого она прожила еще девять месяцев. Покупала памперсы, меняла сама, заботилась, как могла".

    По словам соседей, сын умирающей старушки Сергей ходил и на рынок, и в магазин, сам готовил и заботился о больной матери.

    В октябре прошлого года Сергей побывал в «Новинках». Когда вернулся, рассказывал, что его поместили в палату к душевнобольным. Таисия Ивановна говорит, что из клиники его привезли дальние родственники. «Они бы его забрали к себе и совсем, но он же хотел домой», — рассказывает пенсионерка.
    Когда мать умерла, по словам бывшего опекуна, Сергей стал «неуправляемым»:

    — Соседи не знают, что он вытворял. Я от своего мужа никогда не слышала оскорблений, а он ругался на меня матом, в дверь записки совал с оскорблениями. Последней каплей стало то, что он перед моими внучками ходил в порванных штанах, а трусов он никогда не носил. Квартиру превратил в бомжатник, таскал все подряд с мусорок.

    По её словам, психиатр посоветовала сдать Сергея в интернат. «Я просто не выдержала, ему же 44 года, его в угол не поставишь, как ребёнка», — говорит она.

    Соседи заметили, что в квартире, где жил Сергей, опекуны начали ремонт. Узнали, что мужчину поместили в Червенский психоневрологический дом-интернат.

    Таисия Ивановна вместе с другими соседками ездила в интернат навещать Сергея. Тот рассказывал, что к нему приезжала бывшая опекун, и тогда он плакал и просился домой.

    Таисия Ивановна вместе с соседями написали заявление в милицию и райисполком. Пришел ответ из райисполкома, что Мария больше не является опекуном, а квартира находится у неё в собственности по договору ренты.

    Смотреть галерею
    Потом пенсионерки съездили в Минск, где им помогли написать заявление в Комитет по труду и соцзащиты Минской области. Когда пришел ответ, выяснилось, что в момент оформления Сергея в интернат опекун не предоставила договор ренты, согласно которому должна заботиться о нём до конца жизни. А директор интерната, где сейчас находится мужчина, может оспорить этот договор.
    Смотреть галерею
    Владимир Семижон, директор Червенского психоневрологического дома-интерната, в беседе с корреспондентом газеты «Кур'ер» рассказал, что Сергей Кузьмин поступил к ним в начале февраля. Его сразу же прописали в учреждении. По его словам, пациент с синдромом Дауна подходит для их интерната по медицинским показаниям, однако, как медик, серьёзных отклонений он у него не видит.

    По договору ренты соседка должна была досмотреть маму и Сергея до их смерти. Но через полтора года после того, как умерла мать, мужчину с инвалидностью оформили в интернат. Квартира же к тому моменту уже была оформлена на бывшего опекуна. Получается, условия договора были не выполнены.

    Бывший опекун говорит, что ей предложили платить по 5 млн рублей в месяц или забрать Сергея. На семейном совете было решено отказаться от квартиры. «Я пошла к нотариусу, чтобы оформить отказ, однако мне сказали, что это возможно только через суд, поскольку прежней владелицы уже нет в живых», — сказала она.

    Директор интерната признает, что «если бы соседи не начали писать во все инстанции, квартира осталась бы бывшему опекуну». Как сообщил Владимир Семижон, он обратился с ходатайством в слуцкую прокуратуру. Ситуация с недвижимостью разрешится через суд.

    Между собой соседи не общаются и даже не здороваются — каждый из них уверен, что поступает правильно. А пенсионерки — соседки Сергея твёрдо намерены вернуть его в свою квартиру — для этого они подыскивают нового опекуна, который будет заботиться о нём.

    «Нам не нужна квартира, мы за справедливость», — говорит Таисия Ивановна.

    Все публикации