Беларусь

Закон и традиции. 19-летнего Альберта осудили за секс с 14-летней женой

naviny.by | 14 апреля 2017 в 11:30

Альберт и его супруга Луиза — представители цыганской диаспоры. Для них ранние браки в порядке вещей. Но закон на это смотрит по-другому.

12 апреля суд Советского района Гомеля огласил приговор в отношении 19-летнего Альберта, жителя Гомельского района. Он обвинялся в «половом сношении с лицом, заведомо не достигшем 16-летнего возраста» (ст. 168 УК РБ). Его наказали лишением свободы сроком на три года с отсрочкой исполнения приговора на два года.

19-летний Альберт

Потерпевшая, её родители, родители обвиняемого и их многочисленная родня твердят в один голос: Альберт не виноват, у нас, среди ром, такие традиции — ранние браки, с 13−14 лет. Следственный комитет, прокуратура и суд утверждают: законы Республики Беларусь написаны для всех граждан, вне зависимости от национальности.

Суд проходил в закрытом режиме. Многочисленная группа поддержки обвиняемого посещала каждое заседание, проводя часы под дверьми зала суда и ожидая вестей от присутствующих там потерпевшей, 14-летней Луизы, и её матери — законного представителя.

12 апреля в холле суда Советского района опять было многолюдно. Ждут приговора Альберту. Здесь родня как обвиняемого, так и потерпевшей, но вражды между ними нет. Только всеобщее непонимание — за что судят молодого парня?

«У каждого есть свои традиции, законы, мы считаем, что у нас выходить замуж в 13−15 лет — это нормально. Наши прабабушки в таком возрасте тоже выходили замуж. Это традиция. У вас Лукашенко завтра поменяет закон, а у нас законы не меняются, всё остается по жизни», — говорит Альбина, сестра обвиняемого.

Рядом стоит отец Луизы, согласно кивает головой. Он не против, что дочка «вышла замуж» в 14 лет.

Историю, которая началась ранней любовью и неофициальным браком, рассказывает отец обвиняемого Николай. У него семеро детей — шесть дочек и один сын, Альберт.

Николай — отец Альберта

Выбор редакции

«Это наш последний, он мне как бог и царь, его жена родила в 47 лет, уже старая была. Мы с женой тоже не расписаны, ну и что? Жена вышла за меня замуж тоже в 14 лет. У нас семь детей, 28 внуков. Нам бы только Альберта нашего женить, мы же уже не молодые, под семьдесят, хоть бы внучков увидеть. Понравилась ему Луиза, она живёт в соседнем посёлке, ну мы же не будем против. Родители Луизы согласились, сказали, что мальчик наш хороший, он и в школу её проводит, пускай живут! Если бы детишек завели, мы были бы так рады, для нас детишки — это ангелы святые! Это же любовь, её ж в окно не выкинешь! Как их можно было разлучить? Это же мне был бы грех, если бы я их разлучил!» — эмоционально рассказывает Николай.

Сам Альберт — неграмотный, а Луиза ходит в школу, в седьмой класс.

«Он её от школы не отбивал — говорит, учись, будешь грамотная, права тебе возьму, машинку купим. Мы прилично живём, как крестьяне, никого не обираем, не побираемся, живём своей жизнью. Нравится Луиза — пусть живут», — продолжает историю Николай.

«Собрал я всех, говорю — еду мальчика женить. Я не молодой уже, жена тоже — кому всё останется? Я же в гроб с собой ничего не возьму! Ну, ботинки возьму, костюмчик, а остальное я в гроб не возьму. Не заберу с собой ни дом, ни богатство — один гроб. И надо мне Альберта женить. Взяли мы машины и поехали, взяли хлеб, обычный, круглый, вырезали ямочку, соль туда, икону, укрытую полотенцем, с солью-хлебом пришли к ним — можно? Можно. Я говорю: хочу своего ребёнка женить на вашей дочке. Она не против, и никто не против. Мы шампанское привезли, ленточку на шампанское, чтобы красиво было, для молодёжи. Отдаёте дочку? Да. Все начали кричать: „Ура, ура! Свадьба, свадьба!“. Свадьба, значит — свадьба. Давай мы обниматься, целоваться, как обычно. И потом уже свадьбу гуляли. Милиция приехала — чего у вас сабантуй? Мы говорим — свадьба же у нас, а они говорят — людям покоя не даёте. Собрались мы, поехали ко мне в деревню, там свадьбу гуляли», — вспоминает Николай.

По его словам, потом молодая невестка захворала, и при обращении к врачам «всё завертелось».

«И так малого нашего посадили. Он как насильник, а какое изнасилование? Вот же её отец, вот же мать её, всё по любви получилось! Я не прокурор, не судья, я крестьянин. У нас все так женятся. Если в двадцать женится — уже никто не посмотрит, старая дева. Тут никакого насилия не было — всё по любви. Мы и женимся рано, чтобы не было никакого насилия», — объясняет отец обвиняемого.

Его слова подтверждают кивками родственники обвиняемого и потерпевшей.

Альбина, сестра Альберта говорит, что Луизу после обследования в больнице забрали на экспертизу к психологу, и там сделали вывод, что девушка не осознавала происходящего.

«Какое изнасилование? Вы понимаете, что это значит для цыган? У нас в роду такого нет! Но мой же брат не насильник! Её что, нахально схватили и повели куда-то? Всё было по разрешению родителей, свадьбу же гуляли!» — удивляется Альбина.

Она говорит, что сама вышла замуж в 15 лет, и не против, если рано женится и её сын, которому сейчас 15.

«Я даже буду рада, потому что стану молодой бабушкой, не буду долго ждать внуков. Большинство у нас так рано выходят замуж, потому что все хотят, чтобы жена была молодая. И в ЗАГС мы не ходим, нам он не нужен. Я и сама не расписана, хотя живу с мужем уже 15 лет. Штамп в паспорте для нас не главное, у нас и так браки держатся, мало кто разводится, женятся на всю жизнь», — рассуждает Альбина.

Её отец демонстрирует квитанции — оплату услуг адвоката. «Вот за одно заседание, за адвоката, заплатил 210 рублей, а вообще уже более двух тысяч заплатил за всё время за адвоката. Мне денег не жалко — главное, чтобы Альберт вышел из тюрьмы», — говорит Николай.

В зале перед оглашением приговора адвокат говорит Альберту, что нужно было воспользоваться долгим нахождением в СИЗО — подучить там грамоту. «Да, мне в СИЗО написали букварь, ну буквы разные, ай! Не до того было», — машет рукой обвиняемый.

Судья оглашает приговор: холостой, неграмотный, невоеннообязанный, инвалид третьей группы признается виновным в половом сношении с лицом, не достигшим 16-летнего возраста, приговаривается к трем годам лишения свободы, с отсрочкой исполнения приговора на два года.

Судья добавляет и просит донести эту информацию до диаспоры — законы нужно исполнять вне зависимости от традиций.

Альберта отпускают из зала суда. Его встречают рома — бурно радуются, обнимают и целуют парня, восторженно приветствуют его, благодарят всех подряд — адвоката, милиционеров, журналистов.

Адвокат пытается объяснить Альберту, как ему жить дальше, чтобы не нарушать закон и не попадать под уголовное или административное преследование.

«Да, я понял, это нельзя, чтобы был безбилетный проезд и всё такое!» — бросает обвиняемый. Его отец обещает, что завтра сын придет к адвокату за подробными объяснениями. «Он сейчас не поймёт», — говорит Николай.

Все «участники процесса» — сторона и обвиняемого, и потерпевшей — уходят вместе в одном направлении.

В тему:

Самое популярное
Все публикации