Судьбы

Жизнь моя — это память о маме и родном крае

Владимир Амельченя | 31 июля 2016 в 08:26

Жительница Солигорска Надежда Ивановна Фёдорова в свои 82 года занимается живописью и вышивкой, пишет стихотворения. Недавно при помощи поэтического объединения «Лабиринт» увидел свет сборник её стихотворений «Северяночка».

СУДЬБА. Надежда Фёдорова, потерявшая мать в два года, пронесла память о ней через всю жизнь.Владимир Амельченя

Почему поэтесса, живущая 50 лет в Солигорске, дала такое название своей книжке? С этим вопросом корреспондент «ІК» обратился к автору. Надежда Ивановна в качестве
объяснения рассказала удивительную историю своего детства и юности.

Карело-финское детство

«Я родилась в 1934 году в семье карелов. Мы жили в деревне Воронова-Сельга Олонецкого района, в доме на берегу большого озера. В памяти моей сохранилась эта красота. Но жить в ней пришлось не долго, — начала свой рассказ Надежда Фёдорова. — Мама умерла от болезней, когда мне было два года. В доме появилась мачеха со своей дочерью. Вскоре в семью пришло ещё большее горе — началась война. Отца забрали в армию, в нашу деревню пришли финны.

Меня отправили в первый класс. Детей-карелов обеспечивали тетрадками и учебниками на финском языке. Учительница-финка избивала учеников за каждую провинность.

Но скоро вместо первой учительницы пришла другая. Эта женщина была со мной добра. В школе учащихся один раз в день кормили, а эта учительница забирала меня домой
и смотрела за мной, как за собственной дочкой.

В школе я проучилась три года. С четвёртого класса мачеха забрала меня домой.

Детский дом

Плохо помню, почему так вышло, но в 1945 году я оказалась в детском доме. Там пошла в четвёртый класс, где учили детей на русском языке.

Кстати, о русском языке. Перед детским домом со мной произошёл интересный случай. Как-то я услышала пение. Пошла на звуки песни и пришла к берегу озера. Здесь на брёвнах стоял какой-то ящик, на нём что-то крутилось и издавало звуки. Я быстро запомнила эту песню: „Вдоль деревни от избы до избы протянулись торопливые столбы. Эх! Загудели, заиграли провода. Мы такого не видали никогда…“

Когда песня закончилась, я пошла по деревне и громко напевала её. Это были мои первые слова на русском языке.

Выбор редакции

Чтобы меня приняли

в детский дом, знания этой русской песни оказалось недостаточно. Но по настоянию отдела образования меня оставили в детдоме с условием, что к Новому году я освою русский язык. И мне это удалось.

В этом детдоме я закончила семь классов. Будучи в седьмом классе, работала здесь воспитателем без оплаты. У меня всегда были очень хорошие отношения с детьми. После семилетки в 1950 году меня отправили в Подожский педтехникум.

Возвращение отца

С тех пор, как отец ушёл на фронт, я ничего не знала о нём. Как оказалось, в 1941 году он был тяжело ранен и попал к финнам в плен. Когда в 1944 году окончилась война между Финляндией и Советским Союзом, был произведён обмен пленными. Отца „освободили“: с открытой формой туберкулёза отправили в лагерь, в шахту, добывать уголь. Однажды его назначили на специальной тележке вывозить из шахты трупы. Сопровождавший его надзиратель сказал ему: „Обменяй или продай одежду финского пленного и купи ватник и ватные штаны. Тогда тебя спишу в мёртвые и отпущу домой“. Так отец вернулся домой. Люди всей деревни шли с ним на встречу, потому что считали его погибшим.

Когда я узнала о его возвращении, побежала к директору детского дома. Мне выдали новую форму, на дорогу дали деньги. И я поехала в Воронову-Сельгу.

Отец меня не узнал. Помню, очень плакала из-за этого.

Но жизнь шла своим чередом. После окончания педтехникума учила детей в карельских школах на русском языке.

Заочно окончила Петразаводский университет по специальности филолог-историк.

В Беларусь — по семейным обстоятельствам

В Беларусь в 1966 году меня привёз муж. С этого времени работала в Глусском райкоме партии инструктором, затем заведующим кабинетом политпросвещения. В 1972 году окончила Высшую партийную школу в Минске при ЦК КПБ.

В 1975 году оказалась в Солигорске, где три года работала во Дворце культуры Беларуськалия — заведовала политико-массовым отделом. После попала на работу в стройтрест № 3, где 24 года проработала заведующей кабинета политпросвещения. Из стройтреста ушла на пенсию.

Всё это время, даже на пенсии, была лектором общества „Знание“ и на общественных началах выступала с лекциями в трудовых и молодёжных коллективах. Основной темой моих выступлений были нравственные основы любви, брака и семьи. Я никогда не читала по бумажке, выступления мои были открытой беседой со слушателями.

О семье и памяти

У меня дружная семья: муж, дочь, внучка, внук и правнук.

Но всю жизнь свою я прожила с памятью о маме, о своём родном карельском крае. Поэтому в книге „Северяночка“ почти все стихи посвящаются моей дорогой мамочке и тому, что хранит моя память с детства».

Я летела б на крыльях
В наш Олонецкий край.
Даже без изобилья
Он похожий на рай.
Исходила б тропинки,
Что к реке пролегли,
Навестила б могилки,
Что травой заросли.
Я бы вихрем летела
В родные края…
Вороные, вы где?
Где же тройка моя?
Да вот бури, метели
Замели те пути,
А мы так постарели,
Что не в силах дойти.

Этот материал был опубликован на странице 6 печатного номера газеты «Інфа-Кур’ер» №30 (808) от 28 июля 2016 года. Вы можете приобрести этот выпуск в цифровом формате PDF.
Самое популярное
Все публикации