Сегодня понедельник, 23 октября +0
    Судьбы

    Слуцк 1937-го: доносить на Жукова отказался

    • Новые объявления
    • ГАРАЖ в ГК 7 (12 в/г), 4×9, свет, подвал, яма — 4000 руб. т.(8 029) 304 09 44

      ГАРАЖ в ГК «Виленский». т.(8 029) 621 47 00

      ГАРАЖ в ГК «Майский посад», 6.1×4.5 м, возле въезда. т.(8 029) 636 56 60

    О жизни Георгия Константиновича Жукова в Слуцке мы знаем по большому счёту немного. По этой причине материалы, оказавшиеся в редакции газеты, вызвали неподдельный интерес и побудили написать статью о человеке, который служил в 1930-х годах вместе с прославленным полководцем.

    Его судьба оказалась трагичной, но, несмотря на тяжелейшие испытания, он смог сохранить своё доброе имя и дожить до восстановления справедливости.

    СПРАВКА «КУР'ЕРА». Дмитрий Фёдорович Арцюкевич-Романовский родился в деревне Бурмаки в 1899 году (сегодня это Воложинский район Минской области). По национальности белорус. О дальнейшей его судьбе сведений немного. Известно, что был призван в Красную Армию, в 1920 году вступил в ряды Коммунистической партии и получил направление в органы ВЧК, которую впоследствии преобразовали в ОГПУ и НКВД. Являлся сотрудником органов госбезопасности. Проходил службу в Минске, а с середины 1930-х — в Слуцке. К этому времени Дмитрий Фёдорович уже относился к Х категории по должности и принадлежал к высшему начсоставу ОГПУ. После образования НКВД Арцюкевич-Романовский — майор госбезопасности, что соответствовало воинскому званию комбрига в сухопутных войсках. К сожалению, нам неизвестно, какую конкретно должность он занимал в Слуцке, являвшемся с 1935 года административным центром пограничного округа (включал шесть районов — Слуцкий, Гресский, Копыльский, Краснослободский, Любанский, Старобинский).

    Коллизии времени

    В Слуцке судьба свела Арцюкевича-Романовского с Жуковым, который командовал дислоцировавшейся здесь 4-й кавалерийской дивизией. Они были хорошо знакомы по службе и принадлежали к одному рангу командного состава. По праздникам с семьями не раз бывали в гостях друг у друга. Да и жили Дмит­рий Фёдорович и Георгий Константинович рядом.

    Минск, 1929 год. Молодой офицер
    Дмитрий Фёдорович Арцюкевич-Романовский.
    Случчане хорошо знают дом Жукова, расположенный по улице Толстого, а квартира Арцюкевича-Романовского находилась на улице Володарского (ныне М. Богдановича) в доме, который сейчас пронумерован цифрой 37.

    Случится так, что именно 1937 год окажется для обоих командиров периодом тяжелейших испытаний. По стране прокатится волна репрессий. По так называемому делу «антисоветской троцкистской военной организации» были арестованы, а впоследствии расстреляны известные военачальники, в том числе М. Н. Тухачевский и И. П. Уборевич, с которыми Жуков был хорошо знаком.

    Борьба за правду

    В своих воспоминаниях Георгий Константинович так описал те времена: «В стране создалась жуткая обстановка. Никто никому не доверял. Страх породил небывалую по размерам клеветническую эпидемию. Клеветали зачастую на кристально честных людей, а иногда на своих близких друзей… Шли массовые аресты и среди крупных честных работников органов государственной безопасности».

    Руководство НКВД во главе с Генрихом Ягодой побуждало своих сотрудников фабриковать дела на неугодных людей. Над будущим маршалом Победы сгустились тучи. Его обвиняли в чрезмерной строгости и даже жестокости к подчинённым, в связях с врагами народа Тухачевским и Уборевичем.

    В этой кампании травли должен был сыграть определённую роль и Арцюкевич-Романовский. Ему предложили собрать компромат на Георгия Константиновича. Однако Дмитрий Фёдорович всячески уклонялся от выполнения «пожелания» начальства, объяснял, что нападки на Жукова необоснованны и несправедливы. Не сидел сложа руки и сам Георгий Константинович — дал решительный отпор клеветникам на партийном собрании и даже написал письмо Сталину. Насколько всё это возымело действие, точно неизвестно, но Жуков избежал ареста и получил летом 1937 года новое назначение — стал командиром 3-го кавалерийского корпуса.

    Расплата за честность

    Принципиальная позиция Арцюкевича-Романовского сыграет в его жизни роковую роль. Отказ собирать компромат на Жукова был расценён вышестоящим начальством как фактическое невыполнение приказа. Такое в те времена не прощали. Первое время его не трогали, но уже 26 ноября 1937 года Дмитрий Фёдорович был арестован в Слуцке и этапирован в Архангельскую тюрьму.

    В своих воспоминаниях Георгий Константинович Жуков отмечал: «В то тяжкое время существовал другой порядок — вначале арест, а потом разбирательство дела. И я не знаю случая, чтобы невиновных людей тут же отпускали обратно домой. Нет, их держали долгие годы в тюрьмах, зачастую без дальнейшего ведения дел, как говорится, без суда и следствия».
    Именно по такому сценарию «разобрались» с Арцюкевичем-Романовским.

    После трёх лет пребывания в тюрьме 22 июня 1940 года Дмитрий Фёдорович был осуждён «тройкой» при УНКВД по Архангельской области по статье 58−6 УК РСФСР. Обвинение традиционное — шпионаж. Сама статья была, как говорится, расстрельная, но допускавшая при наличии смягчающих обстоятельств замену высшей меры заключением. Что стало этими смягчающими обстоятельствами, точно неизвестно. Возможно, не последнюю роль сыграло то, что Жуков в 1940 году уже был Героем Советского Союза и победителем японцев на Халхин-Голе.

    Арцюкевичу-Романовскому определили 8 лет лагерей.

    Заключение и реабилитация

    Отбывал он наказание в Воркуте. После освобождения во второй половине 1940-х годов предпочёл остаться там же. Перевёз сюда уцелевшую семью и работал бухгалтером на одном из местных предприятий.

    После смерти Сталина наступили другие времена, и несправедливый приговор пересмотрели. Арцюкевич-Романовский был реабилитирован 16 сентября 1955 года. Комиссия, занимавшаяся пересмотром дела, сочла необходимым ходатайствовать о представлении Дмитрия Фёдоровича к награждению орденом Красной Звезды. Кроме того, он получил право выбора места жительства с предоставлением жилья. После семейного совета выбор Арцюкевичей-Романовских пал на Ялту.

    Ялта, 1967 год. Дмитрий Фёдорович Арцюкевич-Романовский с супругой Валентиной Васильевной.
    Дмитрий Фёдорович не любил вспоминать историю, изложенную в этой статье. Делился пережитым лишь с близкими людьми. Отведённые ему судьбой годы он прожил в Ялте тихо и скромно. Незадолго до своей кончины в 1980 году заметил: «У меня нет обиды на свою страну. Такие тогда были времена».

    P.S. Автор статьи благодарит за предоставленную информацию и фотографии жителя Слуцка Дмитрия Павловича Ключникова, который приходится Дмитрию Фёдоровичу Арцюкевичу-Романовскому внучатым племянником.

    Этот материал был опубликован на странице 10. 11 печатного номера газеты «Інфа-Кур’ер» №22 (800) от 2 июня 2016 года.
    Все публикации